Базель 3 — реформа капитала

Базель 3 — реформа капитала 5.00/5, 1 голос.

072213 0238 311 Базель 3 — реформа капиталаНа данный момент многие детали требуют дальнейшей разработки. Особо жесткое лоббирование ожидается в сфере вопросов, касающихся системообразующих финансовых институтов (SIFI), чья роль в продуцировании системных кризисов не может быть недооценена.

На состоявшейся 15 мая 2012 г. в Брюсселе встрече министров финансов стран — членов Европейского союза был обсужден ряд вопросов применения Базеля III.

Одной из ключевых тем является введение в практику минимальных требований, предъявляемых к капиталу. Тут существует ряд дискуссионных вопросов. Во-первых, имеют ли страны — члены Евросоюза право вводить на национальном уровне более строгие требования, чем предписанные Базелем III? Во-вторых, должны ли определения высококачественного капитала и налагаемые на него ограничения быть подробно прописаны в законодательстве Евросоюза? В-третьих, должен ли срок введения в практику показателя невзвешенного левериджа капитала и двух новых стандартов в отношении ликвидности (коэффициент краткосрочной ликвидности — liquidity coverage ratio и коэффициент чистого стабильного финансирования — net stable funding ration) быть закреплен в законодательстве?

Эти коэффициенты были разработаны Базельским комитетом как реакция на сложности, с которыми с 2008 г. столкнулись банковские институты при рефинансировании рынков. Они позволяют измерить степень устойчивости банков в случае массового снятия денег со счетов, что может повлечь развертывание системного кризиса. Одним из прямых последствий внедрения этих коэффициентов станет возможность исчерпывающего анализа портфелей активов банков, что повлечет за собой пересмотр стратегий европейских кредитных учреждений. Вынесение взвешенного решения по данному вопросу представляется особо актуальным.

По поводу Базельских инициатив существуют две разные позиции.

Ряд стран — Великобритания, Швеция, Испания при поддержке Европейского Центрального банка — дают положительные ответы на все три дискуссионных вопроса. Другой позиции, при поддержке Европейской Комиссии, придерживаются Германия и Франция, заинтересованные в сохранении некоторых компонентов банковского капитала в статусе высококачественного.

Пока приняты следующие решения. Члены Европейского союза при введении в национальное банковское законодательство взвешенных нормативов достаточности капитала, превышающих установленные Базелем III размеры более чем на 300 базисных пунктов, должны получать одобрение на общеевропейском уровне. В отношении нормативов для национальных институтов пороговое значение определено в 500 б. п.

Принятое соглашение позволит европейским банкам учитывать в качестве собственного капитала ряд финансовых инструментов со спорным качеством (dubious loss-absorbency), включая так называемое негласное участие немецких банков и миноритарное участие французских банков в страховых компаниях. Что не согласуется с концепцией повышения качества собственного капитала — одним из важнейших требований времени.

С одной стороны, принятые на встрече решения представляют собой шаг вперед в деле реформирования финансового сектора: в них зафиксирована необходимость закрепления стандартов, предъявляемых к капиталу, в национальных законодательствах. С другой стороны, они этому реформированию препятствуют. Ведь необходимость получать одобрение на установление более высоких нормативов будет сдерживать капитализацию (и рекапитализацию) банков еврозоны. А возможность ослабления требований к качеству банковского капитала может привести к так называемой гонке на дно (race to the bottom), что, в свою очередь, не будет способствовать ограничению возможных убытков, перекладываемых на налогоплательщиков.

Минимальные требования к размеру капитала, установленные Базелем III, более адекватны, чем предыдущие, но все же остаются недостаточно жесткими. Следовательно, каждая страна должна иметь возможность ввести в национальном банковском законодательстве более высокие требования.

Аргументы против установления более высоких требований к капиталу таковы: это значительно увеличит стоимость фондирования, снизит объемы кредитования и замедлит темпы экономического роста в целом. Существует даже мнение, что введение более высоких, чем предусмотренные Базелем III, требований подвергнет риску саму концепцию единого рынка. Однако повышение предъявляемых требований к капиталу не обязательно влечет снижение объемов кредитования. Существует ряд успешных примеров фондирования нефинансовых корпораций за счет заемного капитала. А в сфере кредитования наиболее серьезные проблемы случались как раз в периоды недостаточности банковского капитала. Когда размеры левериджа незначительны — как это было в случае «интернет-пузырей», — последствия на макроэкономическом уровне менее болезненны, чем в случае, когда леверидж значителен.

Ряд последних исследований подкрепляет позицию о недостаточности уровня зафиксированных в Базеле III требований к капиталу. Согласно исследованию Банка Англии оптимальный норматив банковского капитала составляет около 20%, что более чем в два раза выше минимума, установленного в Базеле III для системообразующих банков. По другим расчетам данный показатель должен быть на уровне 15%. Колоссальный разрыв между требованиями Базеля III и этими расчетами делает контрпродуктивным ограничение на введение более высоких стандартов на национальном уровне.

Несмотря на позитивные сдвиги в процессе реформирования надзора и регулирования, крайне актуальный вопрос о требованиях к капиталу в отношении банков из категории Too Big to Fail остается нерешенным. Между тем примеров преобладания институтов такого рода немало. Например, объединенные активы пяти крупнейших банков Великобритании и Нидерландов, составляющие около 450% ВВП, в три раза превышают активы банков Германии и Италии. И чем значительнее размер банков, попадающих в категорию Too Big to Fail, тем более остро встает необходимость более строгих норм контроля рисков. Например, Швейцария и Великобритания — страны, в которых объединенные активы нескольких крупнейших банков особенно велики по отношению к национальному ВВП, — уже применяют более высокие нормативы достаточности капитала, чем предписано Базелем III. Однако решения, принятые на уровне министров стран Евросоюза 15 мая, ограничивают в будущем такую возможность. У стран, в чьих банковских системах имеются крупные игроки, остаются два пути. Либо разделить крупнейшие банки — перспектива, которая все же не рассматривается в качестве вероятной, либо принять тот факт, что в случае возникновения у таких игроков острых проблем, издержки по их поддержке или ликвидации будут перенесены на плечи налогоплательщиков. Последнее обстоятельство противоречит заявленным целям европейских правительств.

Базель III предусматривает не только количественное увеличение капитала, но и повышение его качества, с тем чтобы он был в состоянии амортизировать возможные убытки. Прежде Базельский комитет допускал учет финансовых инструментов в качестве регулятивного капитала, что де-факто приводило к ситуации недостатка капитала и необходимости со стороны государства вливать средства с целью поддержать банк. Чтобы избежать повторения таких ситуаций, Базель III вводит ограничение в размере 15% на удельный вес финансовых инструментов более низкого качества, а именно: отложенные налоговые активы, права, связанные с обслуживанием ипотечного кредита, а также значительные инвестиции в обыкновенные акции неконсолидированных финансовых институтов, включая страховые компании.

Разделы Базеля III, относящиеся к качеству банковского капитала, представляют собой компромисс, достигнутый США, Японией и Евросоюзом: ограничить низкокачественный компонент банковского капитала, хоть он и традиционно привлекателен для банков. Так, компромисс со стороны японских банков заключался в дисквалификации прежде учитывавшихся отложенных налоговых активов, со стороны США — прав на обслуживание ипотечных кредитов, Евросоюза — миноритарного участия в неконсолидированных структурах. Решения, принятые 15 мая, снижают ценность достигнутых компромиссов, что выгодно германским и ряду французских банков, заинтересованных в сохранении некоторых низкокачественных компонентов в банковском капитале.

Отступление от изначальной концепции качества капитала может иметь несколько последствий для банков Евросоюза.

Во-первых, французские и немецкие банки, признающие в роли высококачественного капитала инструменты, не вполне качественные, продолжат подвергать риску налогоплательщиков.

Во-вторых, предоставление уступок Германии и Франции скорее всего усилит давление со стороны банков США и Японии на своих регуляторов с требованием аналогичных послаблений. В случае успеха эти действия приведут к ослаблению общей концепции Базеля III — повысить ответственность банков за финансирование понесенных убытков, не перекладывать ее на налогоплательщиков.

С точки зрения потенциальных последствий внедрение стандартов Базеля III будет более продуктивным при применении двух методологических подходов.

Первый — рассматривать предъявляемые требования как предписания количественного характера (минимальный норматив достаточности капитала).

Второй — анализировать предписания качественного характера (характеристики, предъявляемые к качеству капитала).

Каждый из двух подходов позволяет выработать более адекватную и взвешенную реализацию заложенных в Базеле III принципов. Так, первый подход представляется более эффективным в случае, если у страны есть возможность устанавливать более высокие нормативы достаточности капитала, адекватные реальной экономической ситуации. Использование второго подхода предполагает унификацию характеристик качественного капитала. В этой сфере представляется необходимым строгое соблюдение выработанных качественных требований, без дифференциации на национальных уровнях.

Ограничение возможности из-за якобы опасности разрушения единого рынка стран — членов Евросоюза вводить собственные минимальные требования к капиталу выше установленных Базелем III не является обоснованным. Главным препятствием в эволюции единого рынка финансовых услуг остается национальный характер существующих органов надзора и регулирования: устойчивость банков напрямую зависит от точки зрения регулятора. Продуктивными мерами по укреплению единого рынка финансовых услуг могли бы стать создание общеевропейской системы страхования вкладов и запуск механизмов разрешения возникающих проблем.

Решения, принятые по итогам встречи министров финансов стран ЕС, не способствуют адекватному решению проблем, вызвавших кризисные явления, и затрудняют разрешение долгового кризиса ряда европейских стран. Однако существует вероятность, что окончательный вариант правил в отношении банковского капитала, утверждаемый Европейским парламентом, будет содержать ряд взвешенных изменений.

Среди возможных поправок хотелось бы видеть:

— возможность повышения на национальном уровне порогового значения нормативов банковского капитала;

— восстановление ограничений по качеству собственного капитала;

— введение запрета на выплату дивидендов и бонусов банками, не прошедшими стресс-тесты.

Важность этих мер обусловлена необходимостью принять взвешенные решения по реформированию банковского капитала — ключевого фактора обеспечения устойчивости мировой финансовой системы.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы