МАРЖИНАЛИЗМ КАК НАПРАВЛЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

Оцените статью

021515 1713 1 МАРЖИНАЛИЗМ КАК НАПРАВЛЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИАктуальность темы В современной научной литературе экономическая теория рассматривается обычно как отрасль человеческих знаний, в рамках которой изучают взаимосвязь между данными ограниченными средствами, имеющими альтернативные возможности использования. Но чтобы исчерпывающе и полно понять сложный и тернистый путь ее эволюции экономисту требуется постоянное возвращение к наиболее значимым этапам истории экономической мысли. Одним из таких этапов в развитии теоретической экономики является последняя треть XIX века, в течение которой произошла знаменитая «маржинальная революция», А начало последней в значительной мере связано с исследованиями представителей австрийской школы маржинализма, стоявших у истоков предельного экономического анализа, то есть выявления предельных величин для характеристики происходящих изменений в хозяйственных явлениях. Маржинализм фактически произвел «революция» в методах анализа, изменил подход к теории ценностей, реформировал систему постановки задач.

Цель: исследовать сущность маржиналистской теории как фундаментальной основы неоклассического направления экономической теории путем рассмотрения основных экономических школ маржинализма.

Объектом исследования являются положения научной школы маржинализма как фундаментальной базы неоклассического направления экономической теории.

Задачи состояли в следующем:

– дать общую характеристику теории маржинализма;

– охарактеризовать методологические принципы маржинализма и маржиналистская теория ценности и выделить ее преимущества;

– провести теоретический анализ основных школ маржинализма, выявить и исследовать основные их концепции и содержание.

Теоретическую основу работы составляет обзор литературы, посвященной исследованию маржинализма как экономического направления. Так, Ядгаров Я.С. в работе «История экономических учений» писал, что «экономика впервые стала наукой, которая изучает взаимосвязь между данными целями и данными ограниченными средствами, имеющими альтернативные возможности использования»1. Дукьяненко Е.В. в работе «Маржинализм» перечисляет важнейшие элементы маржинализма как направления экономической науки: Перечислим важнейшие элементы маржинализма как направления экономической науки: 1) использование предельных величин; 2) субъективизм, т.е. подход, при котором все экономические явления исследуются и оцениваются с точки зрения отдельного хозяйствующего субъекта; 3) гедо-низм хозяйствующих субъектов. Человек рассматривался маржиналистами как рациональное существо, целью которого является максимизация собственного удовлетворения; 4) статичность. Изучение использования редких ресурсов для удовлетворения потребностей людей в данный момент времени; 5) ликвидация приоритета сферы производства, характерного для экономического анализа классиков; 6) восприятие рыночной экономики как равновесной системы.2
Негиши Т. высказал следующее критическое суждение в отношении маржинализма: «Ограничив предмет экономической теории, неоклассики открыто признались в своей некомпетентности за пределами поставленных ими границ и, таким образом, исключили из своей дисциплины не только ряд выводов на уровне здравого смысла, но и несколько ценных идей. Легко убедиться, что во второй половине XIX в. отношение экономистов к проблемам роста было весьма спокойным: вполне естественно, что такой автор, как Маршалл, полагал, что экономический рост будет поддерживаться автоматически, если «свободная» конкуренция в сочетании с минимальным государственным контролем обеспечит подходящую социологическую среду. В результате экономическая теория осталась без концепции роста или развития…».3

Методологическую составляют историографический метод, сравнительно-аналитический метод, дедуктивный метод, индуктивный метод, метод анализа и синтеза, метод абстракции.

 

1.1. Понятие маржинализма и «маржинальная революция»

 

В течение последних 30 лет XIX в. классическую политическую экономию сменила маржинальная экономическая теория. В значительной степени эта смена стала следствием огромного прогресса в науке, особенно в ее естественных и гуманитарных отраслях, и экономике, которая все более обретала признаки монополистического типа хозяйствования.

Основная идея маржинализма состоит в исследовании предельных экономических величин как взаимосвязанных явлений экономической системы в масштабе фирмы, отрасли (микроэкономика), а также всего народного хозяйства (макроэкономика).1 В данном контексте современный маржинализм включает в себя ныне и неоклассическую и кейнсианскую экономические концепции, а «экономика впервые стала наукой, которая изучает взаимосвязь между данными целями и данными ограниченными средствами, имеющими альтернативные возможности использования»2. При этом следует иметь в виду, что альтернативная возможность предполагает использование ресурсов и затрату времени только для достижения какой-либо одной цели3.

Маржинализм (фр. marginalisme, от лат. margo (marginis) — край) — направление в экономической науке, признающее принцип снижающейся предельной полезности фундаментальным элементом теории стоимости; возникло в 70-е гг. XIX века в форме т. н. «маржинальной революции». Основателями школы (The Revolutionaries) являются К. Менгер, У. С. Джевонс и Л. Вальрас. Основными предшественниками данного направления (Main Proto-Marginalists) считаются французские ученые О. Курно и Ж. Дюпюи, а также немцы И. фон Тюнен и Г. Госсен. Основной причиной возникновения маржинализма считается необходимость поиска условий, при которых данные производительные услуги распределялись бы с оптимальным результатом между конкурирующими направлениями использования. Подобная смена парадигмы экономической теории, в свою очередь, была обусловлена бурным развитием промышленности и прикладных наук.

Перечислим важнейшие элементы маржинализма как направления экономической науки:

1) использование предельных величин;

2) субъективизм, т.е. подход, при котором все экономические явления исследуются и оцениваются с точки зрения отдельного хозяйствующего субъекта;

3) гедонизм хозяйствующих субъектов. Человек рассматривался маржиналистами как рациональное существо, целью которого является максимизация собственного удовлетворения;

4) статичность. Изучение использования редких ресурсов для удовлетворения потребностей людей в данный момент времени;

5) ликвидация приоритета сферы производства, характерного для экономического анализа классиков;

6) восприятие рыночной экономики как равновесной системы.1

Задача маржинализма — исследование закономерности экономических процессов на основе использования предельных величин. Соответственно все основные категории в маржиналистской теории основаны на применении количественного анализа. Это такие категории, как предельная производительность, предельные издержки, предельная полезность.

Теория позволила применить к исследованию экономических процессов количественные методы, эффективно использовать в экономической науке математический аппарат; позволила создать экономические модели; проанализировать эластичность спроса и поставить проблему оптимума. Сущность маржиналистской революции:

Осуществлен переворот в методах анализа. Центр тяжести в анализе был перемещен с издержек на конечные результаты. В качестве исходного момента для экономической теории была принята субъективная мотивировка экономического поведения индивидов. В экономическую науку был впервые введен принцип предельности. Возник предельный анализ.

Изменилась постановка задач. Маржиналисты сделали упор на статических задачах, характерных для краткосрочных периодов, в которые величины не успевают измениться. При этом анализируются различные способы использования ресурсов для удовлетворения потребностей.

Произошла революция в теории ценности. Отвергается классический подход, т. е. сведение ценности к затратам труда или к другим факторам. Ценность определяется степенью полезного эффекта, т. е. степенью удовлетворения потребностей.

Поясняя суть произошедшей «революции», отметим, что маржинализм базируется действительно на принципиально новых методах экономического анализа, позволяющих определять предельные величины для характеристики происходящих изменений в явлениях. В этом одно из его важных отличий от классической политической экономии, авторы которой довольствовались, как правило, лишь характеристикой сущности экономического явления (категории), выраженной в средней либо суммарной величине. Так, например, по классической концепции в основе определения цены лежит затратный принцип, увязывающий ее величину с затратами труда (по другой трактовке — издержками производства). А по концепции маржиналистов формирование цены (через теорию предельной полезности) увязывается с потреблением продукта, т.е. с учетом того, насколько изменится потребность в оцениваемом продукте при добавлении единицы этого продукта (блага)1.

Еще одно «революционное» отличие методологии маржинализма состоит в том, что, если «классики» подразделяли экономические явления тенденциозно, считая, в частности, сферу производства первичной по отношению к сфере обращения, а стоимость — исходной категорией всего экономического анализа, то маржиналистами экономика рассматривается как система взаимозависимых хозяйствующих субъектов, распоряжающихся хозяйственными благами, т.е. материальными, финансовым и трудовыми ресурсами. Поэтому именно благодаря маржинальной теории проблемы равновесия и устойчивого состояния экономики стали предметом анализа результатов взаимодействия с окружающей средой как предприятий и фирм, так и народного хозяйства в целом.1

Далее, в сравнении с классической маржинальная теория широко применяет математические методы, в том числе дифференциальные уравнения (исчисления). Причем математика для маржиналистов необходима не только для анализа предельных экономических показателей, но и для обоснования принятия оптимальных решений при выборе наилучшего варианта из возможного числа состояний и гипотез.2

«Революционные», можно сказать, подвижки обусловил маржинализм и в области количественной теории денег, так как «маржинальная революция» дала «новые доказательства» для постепенного отхода от ортодоксальной версии количественной теории денег Рикардо-Милля3. В результате «пришло время» неформального признания главных функций денег, как-то: средство обращения; мера стоимости или единицы счета; средство сбережения, накопления, или средства сохранения стоимости. Но главное — отпала необходимость поиска среди разнообразных функций денег ведущей или основной функции, что всегда чревато преувеличением значения одних функций в ущерб другим, и стало возможным признать: «Деньги— это то, что деньги делают. Все, что выполняет функции денег, и есть деньги»4.

Первыми авторами указанных «подвижек» явились И.Фишер и А.Пигу. Так, развивая традиции «американской школы» маржинализма, И.Фишер (1867—1947) вывел свое знаменитое уравнение обмена1. В свою очередь Д.Пигу (1877—1959) внес, по сути коррективу в методологию исследования денег по Фишеру, предложив учитывать мотивы хозяйствующих субъектов на микроуровне (фирмы, компании, частные лица), обусловливающие их «склонность к ликвидности» — стремление откладывать часть денег в запас в виде банковских вкладов или ценных бумаг и т.п. Отсюда, по Пигу, в той мере, в какой будет иметь место ликвидность денег, будет происходить и адекватная корректировка цен.2

Наконец, «революционным», можно признать то обстоятельство, что методологический инструментарий маржинализма позволил, в конце концов, снять вопрос о первичности и вторичности экономических категорий, считавшийся столь важным у «классиков». Это произошло, прежде всего, благодаря предпочтению каузальному (причинно-следственному) подходу функционального, ставшего важнейшим средством анализа, превращения экономической теории в точную науку.

Необходимо подчеркнуть, что факт начала «маржинальной революции» едва ли кем был замечен, А о том, что она уже свершилась, впервые провозгласил в 1886 г. Л.Вальрас. Он исходил из выдвинутых им идей анализа предельных экономических величин и имел претензии на первенство в этой «революции». Но поскольку в пределах трех лет, т.е. 1871 — 1874 гг., работы подобной направленности были опубликованы также У.Джевонсом и К.Менгером, между этими тремя экономистами началась неразрешимая, казалось бы, тяжба о научном приоритете. Однако в 1878 г. ее неожиданно прервал английский профессор Адамсон, случайно обнаруживший в Британском музее книгу тогда никому неизвестного немецкого автора Г.Госсена, изданную гораздо раньше (1854) и содержавшую изложение принципов маржинального анализа.3

Между тем выяснилось, что и среди предшественников маржинализма — первооткрывателей категории «предельная полезность», используемой для анализа поведения потребителей, и пионеров математического анализа функциональных зависимостей для выявления равновесия в хозяйственной системе было сразу несколько авторов. Ими оказались наряду с Г.Госсеном еще один немецкий ученый и практик И.-Г. фон Тюнен, два французских исследователя — Ж.Дюпюи и О.Курно1. В частности, П.Самуэльсон и своей лекции, прочитанной 11 декабря 1970 г. в Стокгольме на церемонии вручения ему Нобелевской премии по экономике, высоко оценивая их вклад в современную экономическую науку, говорил: «Но задолго до Маршалла, в 1838 г., О.Курно в своем классическом труде «Исследования математических принципов и теории богатства» применил аппарат дифференциального исчисления, обеспечивающего максимум прибыли. Вопрос о минимизации затрат также был поставлен более ста лет тому назад. По крайней мере, им занимался фон Тюнен при рассмотрении понятия предельной производительности»2.

В современной экономической литературе главные теоретические принципы предшественников маржинализма (соответственно и «маржинальной революции») характеризуют обычно как первый и второй «законы Госсена». Согласно первому «закону» с увеличением наличия данного блага предельная полезность блага уменьшается, а в соответствии со вторым «законом» оптимальная структура потребления (спроса) достигается при равенстве предельных полезностей всех потребляемых благ.

При этом подход теории маржинализма отличался следующими вытекающими друг из друга методологическими следующими особенностями3.

1. Методологический индивидуализм. В отличие от холистического подхода меркантилистов и классиков, которые мыслили в таких категориях, как страны и классы, маржиналисты придерживались методологического индивидуализма, т.е. объясняли общественные (в данном случае экономические) явления поведением отдельных индивидов. Общество в целом представлялось маржиналистам как совокупность атомистических индивидов.

2. Статический подход. Маржиналистов интересовал не динамический, а статический аспект экономической системы, не процесс, а архитектоника, не то, как изменяется экономика, а то, как она устроена. Изменение и динамика в этой теоретической системе трактовались как последовательность дискретных статических состояний (так называемая сравнительная статика). Маржиналистам не давал покоя вопрос, поставленный и в общих чертах решенный еще Смитом в «Богатстве народов»: как может существовать и не разрушаться система, состоящая из преследующих свой собственный интерес индивидов.

3. Равновесный подход. Маржиналисты стремились исследовать не просто статическое, а именно равновесное состояние, устойчивое к краткосрочным изменениям экономических переменных.

4. Экономическая рациональность. Состояние индивида является равновесным, если оно для него в данных условиях наиболее выгодно по сравнению с возможными альтернативами, т.е. оптимально. Маржиналисты как бы стремились ответить на вопрос: «Как устроен мир, если он устроен оптимально?» Поэтому не случайно важнейшими для маржиналистской теории являются предпосылки максимизации хозяйственными субъектами своих целевых функций: полезности для потребителей (Домохозяйств) и прибыли для производителей (фирм). Иными словами, предпосылкой маржиналистской теории является рациональное поведение хозяйственных субъектов.

5. Предельный анализ. Центральное место в аналитическом арсенале маржинализма занимают предельные (marginal) величины, характеризующие дополнительное единичное или бесконечно малое приращение, благ, доходов; трудовых усилий и т.д., от которых сама «революция» получила свое название. По сути дела, с помощью предельных величин конкретизировался принцип максимизации целевой функции: если добавление дополнительной единицы потребленного или произведенного блага не увеличивает общего уровня полезности или прибыли, значит исходное состояние уже является оптимальным и равновесным.

6. Математизация. Принцип максимизации позволил трактовать экономические проблемы как задачи на нахождение условного экстремума и применять дифференциальное исчисление и другие математические инструменты анализа.

Термин «рациональное» понимается здесь в узком смысле (так называемая экономическая рациональность) и означает именно максимизацию целевой функции. В других же общественных науках и в практической деятельности «рациональный» означает «целесообразный», «адекватный обстоятельствам».

 

 

1.2 Основные этапы «маржинальной революции»

 

В свершении «маржинальной революции» в экономической литературе выделяют обычно два этапа.

Первый этап охватывает 70—80-е гг. XIX в., когда возникли обобщения идей маржинального экономического анализа в трудах австрийца К.Менгера и его учеников, а также упомянутых выше англичанина У.Джевонса и француза Л.Вальраса1.

При этом ставшая на данном этапе центральной теория предельной полезности товара объявлялась школой главным условием определения его ценности, а сама оценка полезности товара признавалась психологической характеристикой с позиции конкретного человека. Поэтому первый этап маржинализма принято называть «субъективным направлением» политической экономии»2.

Второй этап «маржинальной революции» приходится на 90-е гг. XIX в. С этого времени маржинализм становится популярным и приоритетным во многих странах. Главное достижение маржипалистов на этом этапе — отказ от субъективизма и психологизма 70-х гг., с тем чтобы подтвердить, говоря словами Й.Шупетера, что «целью чистой экономики… всегда оставалось объяснение регулярного хода экономической жизни на основе данных условий»1.

В результате представители «новых» маржинальных экономических идей стали расцениваться в качестве преемников классической политической экономии и называться неоклассиками,
а их теория, соответственно, получила название «неоклассической»2. На втором этапе «маржинальной революции» — этапе формирования неоклассической политической экономии — наибольший вклад внесли англичанин А.Маршалл, американец Дж.Б.Кларк и итальянец В.Парето.

Эволюцию маржинальных идей на двух обозначенных выше этапах «маржинальной революции» можно охарактеризовать следующим образом.

Во-первых, вначале маржинализм в своем субъективном течении акцентировал внимание на значении экономического анализа в части проблематики, связанной с потреблением (спросом), а классики, как известно, исходили из приоритета проблем производства (предложения). Но затем неоклассики (второй этап «маржинальной революции») обосновали необходимость одновременного (системного) изучения обеих сфер, не выделяя ни одну из них и не противопоставляя их друг другу.

Во-вторых, маржиналисты первой волны (субъективное направление экономической мысли), используя, подобно «классикам», причинно-следственный анализ, как бы повторили своих предшественников. Речь идет о том, что приверженность каузальному подходу привела и тех и других к признанию стоимости (ценности) товарных благ в качестве исходной категории экономического исследования. Правда, с одной существенной разницей: «классическая школа» считала первичной в экономике сферу производства и источником формирования стоимости издержки производства, а «субъективная школа» считала первичной сферу потребления и обусловленность цен полезностью товаров и услуг.

В свою очередь маржиналисты второй волны, ставшие родоначальниками неоклассического направления экономической теории, благодаря замене каузального подхода функциональным исключили из «поля зрения» экономической науки существовавшую почти 200 лет дилемму о первичности и вторичности по отношению друг к другу сфер производства и потребления, а соответственно, и споры о том, что лежит в основе стоимости (цены). Неоклассики, образно говоря, «объединили» сферу производства и сферу потребления в объект целостного системного анализа, распространив характеристику предельных экономических величин еще и на сферы распределения и обмена. В результате произошло естественное объединение обеих теорий стоимости (издержек «классиков» и полезности «субъективистов») в одну двухкритериальную теорию, базирующуюся на одновременном соизмерении и предельных издержек, и предельной полезности1.

В третьих, в отличие от первого этапа «маржинальной революции» на втором ее этапе наряду с функциональным методом экономического анализа всемерно утвердился и метод математического моделирования экономических процессов как средство реализации концепции об экономическом равновесии на уровне микроэкономики, т.е. отдельных хозяйствующих субъектов, из-за чего у неоклассиков незаслуженно из предмета экономической науки вплоть до 30-х гг. XX в. выпала проблематика факторов роста экономики и макроисследования. Но при этом маржиналисты последней трети XIX в., а затем и их последователи в первой трети XX в. по-прежнему полагали, что экономический рост благодаря «свободной» конкуренции поддерживается автоматически, и продолжали разделять несостоятельный в действительной жизни «закон рынков» Ж.Б.Сэя с его главной идеей о саморегулируемости и равновесности экономики.

Однако, признавая математизированную специфичность маржинальной экономической науки, не будет лишним напомнить читателю о предостережениях на этот счет, высказанных некоторыми широко известными учеными-экономистами современности. Так, например, В.Леонтьев пишет: «Не будучи с самого начала подчинены строгой дисциплине систематического сбора данных, в отличие от своих коллег, работающих в естественных и исторических науках, экономисты приобрели почти непреодолимую склонность к дедуктивному анализу или дедуктивной аргументации. Многие экономисты пришли из «чистой» или прикладной математики. Каждая страница экономических журналов пестрит математическими формулами, которые ведут читателя от более или менее правдоподобных, но абсолютно произвольных предположений к точно сформулированным, но не относящимся к делу теоретическим выводам.

Ничто так красноречиво не говорит об антипатии большинства современных экономистов-теоретиков к систематическому изучению, как те методологические средства, которые они используют для того, чтобы избежать или сократить до минимума применение фактической информации»1.

А по мнению М.Алле, «нельзя быть хорошим физиком или экономистом по той единственной причине, что обладаешь некоторыми знаниями и навыками в области математики», и потому «никогда не будет лишним повторить следующее: для экономиста, как и для физика, основная задача — это не использование математики ради нее самой, а ее применение в качестве средства исследования анализа конкретной реальности; задача, следовательно, состоит в том, чтобы никогда не отрывать теорию от ее применения»2. И этот перечень предостережений достаточно велик3.

В-четвертых, неоклассики переняли у «первых учителей экономической науки», т.е. у классиков, главное — приверженность принципам экономического либерализма и стремление «держаться чистого знания»4 или, как еще говорят, «чистой теории» без субъективистских, психологических и прочих неэкономических наслоений. Поэтому признавая, что маржиналисты «второй волны» в отличие от маржиналистов «первой волны», да и в отличие от классиков расширили предмет исследования (прибегнув для этого в противоположность своим предшественникам к качественно новому методологическому инструментарию, как-то: системный, благодаря возможностям математики и замене каузального и классификационного анализа, подход к исследованию хозяйственного механизма; функциональная характеристика взаимосвязи и взаимообусловленности экономических показателей), надо признать и обратное: неоклассики в то же время сузили предмет своего исследования из-за намеренного изъятия из круга теоретико-методологических задач экономической науки проблематики как социальной1 так и макроэкономической направленности.

По этому поводу М.Блауг высказал следующее критическое суждение: «Ограничив предмет экономической теории, неоклассики открыто признались в своей некомпетентности за пределами поставленных ими границ и, таким образом, исключили из своей дисциплины не только ряд выводов на уровне здравого смысла, но и несколько ценных идей. Легко убедиться, что во второй половине XIX в. отношение экономистов к проблемам роста было весьма спокойным: вполне естественно, что такой автор, как Маршалл, полагал, что экономический рост будет поддерживаться автоматически, если «свободная» конкуренция в сочетании с минимальным государственным контролем обеспечит подходящую социологическую среду. В результате экономическая теория осталась без концепции роста или развития…».2

 

1.3 Маржиналистская теория ценности и ее преимущества

 

В центре постоянного внимания маржиналистов находилась проблема меновой ценности блага, а именно пропорции их обмена. Маржиналисты данную проблему пытались решить с помощью теории предельной полезности, которая объясняет ценность благ полезностью их дополнительной единицы и, таким образом, данная теория сочетала при объяснении ценности фактор полезности с фактором редкости. В дальнейшем маржиналистские теоретики освоили и другие области экономической науки: теорию производства (фирмы), распределения дохода, благосостояния и т.д., но ядром и образцом маржиналистского подхода к экономическому анализу стала именно теория предельной полезности.1

Необходимо указать на то, что сам подход маржиналистов к теории ценности был противоположен подходу классической школы. Если представители классического направления экономической науки выводили ценность (стоимость) из издержек производства, определяемых в сферах производства и распределения, т.е. определяли ее «со стороны предложения», то маржиналисты использовали противоположный подход. Они шли «со стороны спроса», придавая основное значение субъективным оценкам блага потребителями. Отсюда, если в центре классической теории стоял капиталист-предприниматель, то центральным героем маржиналистской теории становился сам потребитель, который отсутствовал в классической школе. Теории распределения и производства вошли в состав маржиналистской теории несколько позднее — первоначальный прорыв осуществлялся именно на участке теории потребительского выбора.

В отличие от издержек производства, полезность блага имеет чисто субъективный характер, поэтому измерить ее не так просто, как объективные затраты капитала или труда. Между тем для того, чтобы определять меновое соотношение благ, необходимо в какой-то форме сопоставить их предельные полезности. Основатели маржинализма в большинстве случаев рассматривали полезность (и общую, и предельную) как психологическую реальность, поддающуюся непосредственному измерению. Маршалл, считая непосредственное измерение невозможным, утверждал, что полезности можно косвенно измерять в деньгах, уплаченных за соответствующие блага. В обоих случаях полезности можно суммировать. Мы можем также определить, насколько одно благо полезнее другого. Если полезности благ А, В и С относятся друг к другу следующим образом: А > В > С, то можно сопоставить разности между ними: А — В больше или меньше Б – С. Такой подход получил название кардинализма, а его приверженцы стали называться кардиналистами.

Оппоненты кардиналистов — первым из них был В. Парето — отрицали возможность непосредственного измерения полезности каждого блага. Самое большее, на что способен, по их мнению, человек, — это расположить свои предпочтения в порядке убывания. Единицу же измерения полезности операционально определить нельзя, и сложение полезностей невозможно. Такой подход – он называется ординализмом – возобладал в дальнейшем развитии теории предельной полезности.

В работе «Основания политической экономии» 1 Менгер переходит к теоретическим положениям политической экономии, в том числе к таким, как «ценность», «обмен», «товар», «деньги» и другие. Он разработал теорию стоимости (ценности), определяемую предельной полезностью. Ценность экономических благ выявляется человеком в процессе удовлетворения потребностей, т.е. тогда, когда он сознает зависимость от их наличия в своем распоряжении. Соответственно не имеют для человека никакой ценности, в том числе потребительной, только неэкономические блага.

Кроме того, он поясняет, что «ценность не есть нечто присущее благам, не свойство их, но, наоборот, лишь то значение, которое мы прежде всего придаем удовлетворению наших потребностей…»2. Чтобы подтвердить такого рода суждение, Менгер приводит пример оазиса, где вода из источника, покрывающая все потребности людей в ней, не имеет ценности и, наоборот — вода приобретает для жителей оазиса ценность, когда внезапно поступление воды из источника сократится настолько, что распоряжение определенным количеством воды станет необходимым условием для удовлетворения конкретной потребности жителей оазиса.

«Ценность — это суждение, которое хозяйствующие люди имеют о значении находящихся в их распоряжении благ для поддержания их жизни и их благосостояния, и поэтому вне их сознания не существует» 1.

По мнению Менгера, «затраты труда и его количества или других благ на производство того блага, о ценности которого идет речь, не находятся в необходимой и непосредственной связи с величиной ценности»2. Менгер использует «доказательство», обращаясь к примеру о ценности бриллианта и давая комментарий, суть которого такова: величина ценности этого минерала не зависит от того, нашли ли его «случайно» или он «добыт из месторождений путем затраты тысячи рабочих дней», так как определяющим моментом «при обсуждении его ценности» считается то количество «услуг», которого можно лишиться, не будь его в нашем распоряжении.

Фактически по данной теории австрийской школы, получившей название «теории вменения», предполагается, что доля стоимости (ценности) блага «первого порядка» вменяется благам «последующих порядков», использованным при его изготовлении. При всех условиях ценность благ высшего порядка определяется предполагаемой ценностью благ низшего порядка, на производство которых они предназначаются или предположительно предназначаются людьми.

Блага высшего порядка рассматриваются Менгером в качестве неизбежной предпосылки производства благ. Причем к их числу он предлагает относить не только совокупность сырых материалов, труд, используемые участки земли, машины, инструменты и пр., но и «пользование капиталом и деятельность предпринимателя».

Менгер считает ошибочным ставить в вину социальному строю возникающую якобы «возможность… отнимать у рабочих часть продукта труда»3. Он пишет, что труд представляет собой только один элемент производственного процесса, который «является не в большей степени экономическим благом, чем элементы производства». Поэтому, по его мнению, владельцы капитала и земли живут не за счет рабочих, а «за счет пользования землей и капиталом, которое для индивида и общества имеет ценность так же точно, как и труд» 1.

Менгер подвергает серьёзной критике и теорию заработной платы классиков, по которой цена простого труда тяготеет к минимуму, но она при этом должна «прокормить» рабочего и его семью. По его мнению, такой подход неправомерен, поскольку идея о заработной плате как источнике «для поддержания жизни» будет всегда приводить к увеличению числа работников и снижению цены труда до прежнего (минимального) уровня. Поэтому во избежание регулирования цены простого труда по принципу минимума средств существования им рекомендуется сведение более высокой цены остальных видов труда на затрату капитала, на ренту с таланта и т. д.

Сущность обмена сведена преимущественно к индивидуальному акту партнеров, результат которого якобы обоюдовыгоден, но не эквивалентен.

По его словам, всякий экономический обмен благ для обменивающихся индивидов означает присоединение к их имуществу нового имущественного объекта, и поэтому обмен можно сравнить в хозяйственном смысле с продуктивностью промышленной и сельскохозяйственной деятельности. Вместе с тем обмен — это не только выгода, но и экономическая жертва, вызванная меновой операцией, отнимающей «часть экономической пользы, которую можно извлечь из существующего менового отношения», что нередко делает невозможной реализацию там, где она была бы ещё мыслима.

Все, кто способствует обмену, т. е. экономическим меновым операциям являются такими же производителями, как земледельцы и фабриканты, ибо цель всякого хозяйства состоит не в физическом увеличении количества благ, а в возможно более полном удовлетворении человеческих потребностей.

Важнейшим преимуществом маржиналистской теории ценности над классической явился ее универсализм. Классическая теория издержек описывала происхождение ценности только свободно воспроизводимых благ, а также была неприменима к мировой торговле. Теория предельной полезности описывает субъективную ценность практически всех благ, в том числе даже уникальных, и тех, которые вообще не обмениваются, а остаются у своих владельцев. Более того, теория предельной полезности не только объясняла пропорции обмена, но и создала теоретический язык (предельный анализ), пригодный для применения к другим экономическим проблемам1.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ОСНОВНЫЕ ШКОЛЫ МАРЖИНАЛИСТСКОГО НАПРАВЛЕНИЯ

 

2.1 Австрийская школа

 

Австрийская школа (также Венская школа, Психологическая школа) — теоретическое направление экономической науки в рамках маржинализма, подчеркивающее роль самоорганизующей силы рыночного ценового механизма. Основой данного подхода является утверждение, что сложность человеческого поведения и постоянное изменение характера рынков делает математическое моделирование в экономике исключительно сложным (если вообще возможным). В этой ситуации в сфере экономической политики главным становится принципы свободной экономики (Laissez-faire), экономический либерализм. Последователи австрийской школы выступают за защиту свободы договоров, заключаемых участниками рынка (экономическими агентами), и минимального стороннего вмешательства в сделки (в особенности со стороны государства).

Австрийская школа получила свое название от происхождения ее основателей и ранних приверженцев, включая Карла Менгера, Ойгена фон Бём-Баверка и Людвига фон Мизеса. В число известных экономистов XX века, относимых к Австрийской школе, также входят Генри Хэзлитт, Мюррей Ротбард, и нобелевский лауреат Фридрих фон Хайек.

Австрийская школа маржинализма в значительной мере отличается от других течений маржинализма. Это отличие обусловлено следующими особенностями австрийской школы: во-первых,) больший акцент — по сравнению с другими школами маржинализма — на субъективизме и психологизме; во-вторых, больший акцент на сфере потребления и большее пренебрежение сферой производства — по сравнению с другими школами маржинализма; в-третьих, следование «принципу исходной категории», характерному для классической политической экономии; в-четверых, понимание экономической науки как науки, исследующей причинно-следственные, а не функциональные связи; в-пятых, качественный характер экономического анализа. При этом представители австрийской школы маржинализма отрицательно относились к использованию графических и алгебраических методов анализа; в-шестых, трактовка экономических феноменов как результатов спонтанных процессов (это характерно для К. Менгера); в-седьмых, отказ от трактовки рыночного хозяйства как равновесной системы.

  Основные положения австрийской школы маржинализма

Пересилим основные особенности австрийской школы:

– отказ от использования математических методов исследований;

– крайний субъективизм как характерная черта практически всех представителей школы;

– акцент на изучение психологических особенностей поведения потребителей;

– акцент на структуру капитала и временную изменчивость последней при изучении макроэкономических проблем.1

Экономисты австрийской школы жестко придерживаются методологического индивидуализма, который они описывают как анализ человеческой деятельности с точки зрения индивидуальных агентов. Экономисты Австрийской школы утверждают, что единственный путь к построению осмысленной экономической теории — логически выводить ее из базовых принципов человеческой деятельности, называя подобный метод праксеологическим . Кроме того, хотя натурные эксперименты часто используются последователями экономического мэйнстрима, «австрийцы» указывают, что экспериментальная проверка экономических моделей почти невозможна, поскольку нормальная экономическая деятельность людей — предмет экономического исследования — не может быть воспроизведена в искусственных условиях. В свою очередь, приверженцы экономического мейнстрима, как правило, критически относятся к методологии австрийской школы. 2

Негативной стороной этой школы является отсутствие связи теории с практикой.

Основателем австрийской школы считается К. Менгер (1840 – 1921г.г.), профессор Венского университета. Он сформулировал главные положения теории предельной полезности на основе описания индивидуальных актов обмена. Ф.Визер развил идеи Менгера, используя принцип предельной полезности для оценки стоимости издержек производства. Ф. Визер – автор объемного труда «Теория общественного хозяйства», который продолжил разработку субъективной теории ценности Визер обосновывает субъективную теорию издержк, которую называют теорией издержек упущенных возможностей, которая включает два положения1. Первое – ресурсы, предназначенные для производства, всегда ограниченны. Второе – согласно положениям австрийской школы средства производства нужны не сами по себе, а для создания конечной продукции и представляют собой «промежуточный» товар. Спрос на такой товар зависит от спроса на продукты конечного использования. Ценность факторов производства определяется опосредственно и зависит от ценности потребительских товаров, носит производный, вмененный характер. Это позиция «упущенной» выгоды. На практике каждый предприниматель стремится найти такую комбинацию факторов, которая обеспечит ему минимум издержек и максимум результата. В результате ресурсы всего общества распределяются оптимально, а цена устанавливается на уровне, соответствующем спросы и предложению. Это и есть постулат закона издержек Визера, суть которого состоит в том, что ценность производительных средств, принимающих форму издержек, определяется не величиной затрат на их производство, а ценностью продукта, который будет изготовлен с использованием этих средств. По мнению Визера, проблема распределения дохода между факторами, участвующими в производстве, существовала уже на примитивной стадии развития, «она будет существовать также в экономике социалистического государства, если таковое когда-либо будет воздвигнуто»1.

Самым видным представителем австрийской школы признан Е.Бем-Баверк – профессор Венского университета, который дал наиболее полный вариант теории предельной полезности, обогатив ее маржиналистской концепцией процента.

Важнейшую роль в теоретических построениях австрийской школы играет субъективно – психологический подход. В противовес марксисткой теории трудовой стоимости австрийцы применили оригинальную теорию стоимости. Согласной этой концепции, в основании цены товара (блага), лежит не стоимость, определяемая затратами труда, не потребительская стоимость или полезность самого товара (блага). Цена зависит исключительно от субъективных оценок данной полезности, точнее, предельной полезности, которые формируются участниками экономического процесса. Под предельной полезностью здесь понимается субъективная оценка какого – либо индивидуума последней единицы наличного запаса определенного потребительского блага.

При разработке теории предельной полезности австрийцы использовали уже имевшиеся в научном обороте определения стоимости через полезность вещи (определения потребительской стоимости). В частности, это законы, сформулированные в середине XIX в. Г.Госсеном и опиравшиеся на «гедонистическую» концепцию. Госсен утверждал, что по мере удовлетворения данной потребности падает наслаждение от потребления каждой последующей единицы потребляемых благ, а следовательно, и ее полезность.

Менгер первым изложил теорию предельной полезности и попытался вскрыть зависимость полезности от редкости предметов потребления. Обозначив в качестве исходного пункта анализа человеческие потребности, он утверждал, что предельная полезность некоего блага определяется двумя факторами: интенсивностью индивидуальной потребности и редкостью конкретного блага. Следовательно, чем выше интенсивность потребности, тем выше оценка индивидуумом данного блага и предельная полезность последнего, и наоборот. Объем запаса блага действует в прямо противоположном направлении. Если он увеличивается, то при данной (фиксированной) интенсивности потребности предельная полезность блага уменьшается, и наоборот.

Специально отметим, что, рассматривая влияние предельной полезности на процесс ценообразования, Менгер имел в виду рынок с фиксированной величиной товара. В этих условиях ценность того или иного товара (блага) ставится в зависимость исключительно от спроса, который изменяется в зависимости от предельной полезности этих благ. Это послужило Менгеру основанием для формулирования принципа снижающейся полезности: согласно ему, стоимость однородного блага определяется той наименьшей стоимостью, которой обладает последняя единица запаса. Он полагал, что ценность одинаковых благ определяется стоимостью наименее важной единицы в запасе блага. Если первые единицы блага удовлетворяют жизненно важные потребности индивида (это соответствует сильной степени наслаждения), то последняя единица блага из наличного запаса удовлетворяет наименее важную потребность. Эта предельная единица (полезность) и определяет действительную стоимость предыдущих единиц. 1

Важно отметить, что Менгер создал теорию, раскрывающую проблему отношения между благами (товарами) и людьми, где важную роль играет вопрос о месте конкретного блага (товара) внутри иерархии благ. При этом принцип предельной полезности был разработан применительно к анализу индивидуального потребления в натуральном, изолированном хозяйстве (принцип «робинзонады»). Выделив факторы, определяющие предельную полезность, Менгер снимает вопрос о влиянии на нее со стороны цен. Таким образом, его схема действовала в условиях существования совокупности натуральных хозяйств, обменивающихся излишками продукции, и не могла быть теоретической моделью, которая адекватно отражает реалии товарного капиталистического хозяйства. Поэтому попытка Менгера использовать принцип предельной полезности в исследовании товарного производства оказалась безуспешной.

Несколько отличную концепцию ценообразования сформулировал Бем-Баверк. В попытке преодолеть противоречивость позиции Менгера он стал различать субъективную и объективную стоимости. Субъективная стоимость представляет собой личную оценку товара продавцом и потребителем. Причем верхняя, максимальная граница изменений рыночной цены какого – либо товара зависит от субъективной оценки его полезности покупателем. Перейти за установленный предел она не может, т.к. покупатель тем самым подорвет свое благосостояние, что противоречит принципу рационального поведения хозяйствующего субъекта. Нижняя минимальная граница цены определяется через субъективную оценку полезности данного товара его продавцом. В соответствии с принципом рационального поведения субъекта она также не может перейти своей границы. Тем самым рыночная цена товара будет колебаться в пределах максимальной и минимальной цен и в результате установится в ходе столкновения и примирения интересов обоих сторон. Следует отметить, что модель Бем-Баверка вполне применима к покупателю, который в реальных условиях действительно руководствуется рациональными соображениями.

Однако она не работает по отношению к продавцу, находящемуся в реальных условиях развитого товарного хозяйства. Продавец, собственник товара и производитель его, может руководствоваться при определении цены принципом предельной полезности, сбывая на рынке лишь излишки товара. Следовательно, продавец должен вести натуральное хозяйство.

Объективная ценность, по Бем-Баверку – это меновые пропорции, цены, которые формируются в ходе конкуренции на рынке. Введение данной категории поставило перед необходимостью объяснения механизма измерения, соизмерения цен в денежном выражении. Поэтому Бем-Баверком вводится понятие предельной полезности денег, которое соизмеряется с суммой предельной полезности товаров, которые индивидуум может приобрести на последнюю единицу своего денежного дохода.

Логический переход австрийцев к анализу денежной формы обмена внес дополнительные противоречия. По существу, рассуждения австрийцев приводили к заключению: предельные полезности, объясняющие цены, сами зависят от последних. В большей степени это касается предельной полезности самих денег; ведь количество благ, купленных на одну денежную единицу, явно определяется их ценами.

Следует отметить, что в работах представителей австрийской колы речь идет не полезности потребительских благ вообще, не о свойствах хлебных изделий и золотых подсвечников, а той полезности, которую эти блага способны принести данному лицу (группе лиц). А степень конкретной полезности благ для различных потребителей неравнозначна. Она зависит от степени редкости того или иного блага, от того количества, которым располагаем потребитель. Значит в основе потребительского выбора лежит два фактора – полезность и редкость. «Необходимой связи между полезностью и редкостью не замечали до тех пор, пока придерживались мысли о полезности вообще. Видели, что всякое объяснение ценности, которое опиралось лишь на одно из двух этих понятий (полезности и редкости), хромало на обе ноги, но не знали почему. Ныне взаимная связь обоих понятий бросается в глаза: полезность является функцией количества. А степень полезности и есть то, что называется ценностью»1.

Главным недостатком теоретических построений австрийской школы при определении ценности было полное абстрагирование от производства, одного из решающих факторов образования стоимости, и от труда – основного его источника.

Итак, австрийская школа не смогла создать абстрактную модель ценообразования, которая адекватно отражала бы реальные условия развитого товарного хозяйства. Вместе с тем нельзя не отметить, что проблемы взаимодействия спроса и предложения в процессе ценообразования, взаимосвязи потребительской стоимости (полезности) и стоимости. Соотношения платежеспособного спроса и цен, которые были поставлены австрийцами, прочно вошли в сферу экономических исследований.

Игнорируя при разработке теории предельной полезности анализ процесса производства и труда, представители австрийской школы вынуждены были все-таки исследовать издержки производства, которые учитываются каждым предпринимателем в реальной жизни. Поэтому возникла теория производительных благ; в основном она представлена работами Ф.Визера. в них предпринята попытка психологизировать издержки производства, объясняя их с позиций своеобразной полезности. Визер утверждал, что все блага можно разделить на потребительские, т.е. удовлетворяющие личные потребности, и на производственные, к каковым он относил средства производства и труд. Индивидуумы не способны оценить полезность далеких от них факторов производства, следовательно, их цены определяются не прямо, а опосредованно, через предельные полезности потребительских благ (товаров). Это, очевидно, соответствовало маржиналистскому принципу примата потребления над производством. Исходя из этого, получалось, что не издержки производства придавали ценность продуктам, а, наоборот издержки производства приобретали ценность от своих продуктов, подобно тому, как луна светит отраженным светом солнца; так образно иллюстрировал свой тезис Бем-Баверк.

Выделив наименьшую предельную полезность из суммы потребительских благ, которые созданы определенным производственным благом, Визер назвал ее предельным продуктом. Используя данное понятие, Визер сформулировал закон: предельная полезность предельного продукта обуславливает цену производительного блага, которое пошло на его изготовление, и соответствующую часть издержек производства, которые определяют предельные полезности других, непредельных потребительских продуктов, произведенных из указанного блага (закон Визера).

Таким образом, если ранее австрийцы определяли цену блага (товара) через субъективные (плюс объективные, по Бем-Баверку) оценки его полезности, то теперь для этой весьма непростой операции потребовалось применение абстракции второго порядка – предельная полезность предельного потребительского блага.

На самом деле в создании предметов потребления участвуют совокупность производительных благ. Австрийцы оказались перед необходимостью разрешить довольно трудный вопрос: какая часть ценности предметов потребления должна быть отнесена (или вменена) на счет того или иного производительного блага? По этому вопросу не сложилось единого мнения: представителями австрийской школы были созданы различные варианты теории вменения. На этой основе и решалась проблема распределения (вменения) – стоимости созданного продукта между трудом и капиталом. При этом была использована концепция Ж.-Б.Сэя о трех факторах производства (земля, труд и капитал) в сочетании с теорией предельной полезности. Австрийцы пришли к выводу, что ресурсы участвуют в создании стоимости, а каждому производительному благу (фактору) вменяется свой специфический доход. Таким образом, они обошли вопрос об отношениях эксплуатации и присвоении прибавочной стоимости.1

Однако необходимо было дать ответ на вопрос о природе прибыли. Честь создания субъективно – психологической концепции прибыли принадлежит Бем-Баверку. В работе «Капитал и прибыль» он противопоставил свою теорию процента марксовой теории прибавочной стоимости. Бем-Баверк выдвинул идею, что для субъекта с рациональным поведением, каковым является и собственник денежного капитала, определенное благо имеет большую ценность в настоящем, нежели в будущем. Причина в том, что индивидуум предполагает возрастание в перспективе запаса данного блага, и следовательно, уменьшение предельной полезности этого блага в будущем по сравнению с настоящим. Тем самым происхождение процента связывается Бем-Баверком с влиянием фактора времени. Процент выступает как результат «ожидания» капиталиста, хотя ни время, ни «ожидание» не могут сами по себе быть источником стоимости. Согласно логике Бем-Баверка, труд является «благом будущего», т.к. он создает продукт по истечении определенного времени. Следовательно, рабочий предстает владельцем «будущего блага», а предприниматель, нанявший рабочего, дает ему «настоящее благо» в форме заработной платы. Таков процесс обмена благами между рабочим и предпринимателем. Блага, созданные трудом настоящим, по стоимости превысят размер выплаченного вознаграждения за труд. Это превышение составит процент или прибыль. Добровольный характер обмена отражает равноценность и справедливость отношений работодателя и рабочего.

Впрочем, Бем-Баверк не смог дать четкого ответа на вопрос, кто должен определять разницу в стоимости настоящих благ и благ будущих. Необходимо было найти сколь-нибудь объективный фактор – оценку, поскольку для этой роли не годились субъективные оценки ни рабочего, ни предпринимателя. Поэтому Бем-Баверк включает в концепцию процента идею о косвенных методах ведения производства, подразумевая под ними удлинение периода производства (производственного цикла) на основе использования капиталоемких процессов. Данное удлинение обосновано известным количеством звеньев производства промежуточного характера, что имеет место до момента создания блага. Если, например, Робинзон Крузо, рассуждает Бем-Баверк, использует часть времени на изготовление орудий труда в ущерб сбору необходимых продуктов питания, то его запас потребительских благ уменьшится. Однако в будущем орудия труда позволят Робинзону значительно увеличить запас благ по сравнению с настоящим. Перенеся пример Робинзона на современное общество, Бем-Баверк выдвинул положение, что источником процента (прибыли) является удлинение периодов производства отдельных благ в результате развития косвенных методов производства. Здесь ученый подошел к реальным вопросам процесса роста капиталоемкости и специализации. Но это не проясняло в целом проблему природы прибыли, а скорее затуманивало ее, ведь в экономической жизни именно сокращение производственного цикла, а не удлинение, служит положительным показателем динамики производства. Однако сама постановка вопроса о роли фактора времени в развитии экономики явилась достижением австрийской школы, которое получило развитие в теории А.Маршалла. Помимо этого, идеи Бем-Баверк дали толчок к разработке различных вариантов теории ожиданий и лаговых концепций.

Австрийская школа оставалась влиятельным направлением экономической мысли в первой половине XX века и какое-то время рассматривалась как неотъемлемая часть экономического мейнстрима. Ее вклад в развитие экономической мысли включает неоклассическую теорию стоимости (включая субъективную теорию стоимости , а также осмысление проблемы экономических вычислений и невозможности централизованного планирования в экономике. С середины XX века и до настоящего времени Австрийская школа стала рассматриваться как самостоятельное течение, обособленное от мейнстрима и вносящее незначительный вклад в последний.

 

 

2.2. Кембриджская школа

 

Теория Кембриджской школы представлена исследованиями А. Маршалла, Ф. Эджуорта, А. Пигу.  Наиболее серьёзный вклад внёс А. Маршалл (1842-1924), один из крупнейших буржуазных учёных в истории 
экономической мысли. Его теория, основы которой изложены в «Принципах политической экономии», стала не  только систематизацией и обобщением положений пострекардианской английской политэкономии, и др. 
течений. Она положила начало новому направлению современной экономической науки – неоклассической  политэкономии. 

Конец XIX в. – начало XX в. отмечены ростом концентрации и монополизации капиталистического производства. Указанные экономические явления вызвали существенные изменения в условиях функционирования предприятий, усложнили процесс производства и обращения, на что и отреагировали экономисты. При этом они оказали значительное влияние на экономический базис общества.

Значительный вклад в теорию кембриджской школы внес профессор Кембриджского университета Альфред Маршалл, являющийся автором таких значительных работ как «Экономика промышленности» (1889г.), «Промышленность и торговля» (1919г.), «Деньги и торговля» (1923г.) и др. Особую популярность ученому принесла работа «Принципы политической экономии» (1890г.), в которой систематизированы и обобщены положения пострикардианской политической экономии, австрийской школы и других течений экономической мысли. Указанная работа положила начало новому направлению в экономической науке, получившему впоследствии название неоклассического экономического анализа. По сути, Маршалл поставил задачу создания синтетической теории стоимости на основе различных теорий, что нашло поддержку, как у сторонников неоклассического направления, так и у его противников.

В целом Маршалл положительно воспринимал методологическую систему маржинализма, все же более тяготея к ее нейтральному, деидеологизированному подходу к экономике. Одновременно и необходимо указать обоснованно критиковал позицию представителей австрийской школы по вопросу главенства субъективных оценок предельной полезности в анализе процесса ценообразования, отводя последним место одного из факторов, влияющих на спрос. В то же время, Маршал выступил противником трудовой теории стоимости, которая доказывала примат издержек производства в ценообразовании. По этой причине Маршалл отверг метод причинно-следственных зависимостей одних явлений от других. На базисе вышесказанного Маршал разработал аналитический метод, который впоследствии названный теорией частичного равновесия. Согласно положениям данной теории, в каждой отдельной ситуации исследователь должен принимать постоянными все элементы, кроме одного, анализируя изменения последнего. Благодаря Маршаллу начали широко применяться математические методы изучения функциональных соотношений между экономическими явлениями, что позволило ученым разрабатывать практические, конкретные проблемы рынка.

Центральное место в творчестве Маршалла и его школы занимает рыночный механизм формирования цен. Исходным пунктом теории Маршалла стал постулат: ни спрос, ни предложение не имеют приоритета с точки зрения определения цен, а являются равноправными элементами механизма рыночного ценообразования. В частности, Маршалл констатировал рост спроса при падении цен и уменьшении спроса при их увеличении. Устойчивая цена (цена равновесия) устанавливается в точке пересечения кривых спроса и предложения, когда спрос уравновешивается предложением. Цена же спроса определяется полезностью товара, которая представляет собой максимальную цену, что покупатель готов платить за товар. Движение спроса определяется убывающим характером роли спроса и др. причинами.

«Отыскивая наиболее очевидный принцип, на котором можно бы обосновать эту науку, она (неоклассическая школа) находит его в том факте, что всякий человек имеет удовольствия и избегает неприятности и при всяких обстоятельствах стремится получить максимум одного при минимуме другого»1.

В то же время, отмечал Маршалл, данная идеальная модель рыночного взаимодействия цены, спроса и предложения меняется в зависимости от продолжительности исследуемых временных периодов. Когда изучается кратковременный период, то выявляются одни закономерности, в длительной же перспективе – иные. Равноправие факторов исчезает, и в результате то спрос, то предложение берут на себя роль ведущего ценообразовывающего фактора. В краткосрочном периоде приоритет получает спрос, потому что предложение в большей степени инерционно и не поспевает за колебаниями спроса, поскольку для изменения предложения требуются новые условия производства, точнее создание дополнительных или новых производственных мощностей. В данном временном отрезке любое повышение спроса ведет к росту цены. Предприниматель при данных условиях получает временный дополнительный доход (квазиренту, по определению Маршалла), который представляет собой разницу между новой, более высокой ценой товара, издержками его производства и нормальной прибылью. Созданные новые условия производства увеличивают размеры предложения, понижая цену и аннулируя квазиренту.

Наступает долгосрочный период, где роль основного новообразующего фактора берет на себя предложение и связанные с ним издержки производства. Таким образом, производство определяет движение потребностей, которые затем выступают в виде предельных полезностей и спроса. Следует отметить, что издержки производства, по Маршаллу, в конечном счете, определяются суммой страданий, которые вызываются, с одной стороны, трудом, а с другой воздержанием от непроизводительного потребления капитала. Психологическая теория переживаний Маршалла опиралась на известную с середины XIX в. «теорию воздержания» английского политэконома Н.Сениора и потребовалась основателю кембриджской школы для противопоставления рикардианской теории трудовой стоимости и марксовой теории прибавочной стоимости. В соответствии с этой теорией Маршалла, и рабочий, и предприниматель приносят жертвы в процессе производства. Жертвой со стороны рабочего являются субъективные отрицательные эмоции, связанные с трудовыми усилиями; жертвой работодателя – отсроченные удовольствия от личного потребления или необходимость их ожидания. Тем самым снималась проблема прибавочной стоимости и тесно связанная с ней проблема эксплуатации. Однако, как и в рассуждениях австрийской школы, данное построение Маршалла не выглядит убедительным. Ожидание само по себе не может быть источником прибыли, поскольку переживания субъектов производства весьма разнородны, поэтому трудно соизмеримы. Из приведенных выше рассуждений Маршалл делал вывод, что денежные издержки производства или цена предложения конкретного товара должны обеспечивать компенсацию всех отрицательных ощущений субъектов производства, которая, таким образом, включает в себя заработную плату (за усталость, жертву рабочего) и предпринимательский доход (плату за воздержание, неуверенность). Маршалл не ограничился теоретическими построениями психологического содержания издержке производства. По настоящему крупным достижением прикладного характера стали исследования ученого, посвященные выявлению динамики издержке производства (в применении к отдельным предприятиям и фирмам). Он предложил три возможных модели динамики издержек. Существуют отрасли, утверждал Маршалл, где предельные издержки, следовательно, и цена предложения, не зависят от объема выпускаемой продукции (закон постоянной отдачи или закон постоянной производительности). Но есть отрасли, в которых с увеличением объема производства предельные издержки производства единицы продукции снижаются (закон возрастающей отдачи или закон возрастающей производительности). Наконец, к третьей категории относятся производства, где по мере их расширения наблюдается рост предельных издержек и соответственно цен предложения (закон падающей отдачи или закон падающей производительности). Во 2-м и 3-м случае цена предложения предпринимателем связана с объемом произведенной продукции и определяется через предельные издержки производства. Таким образом, Маршалл включил в теорию цены важное положение о зависимости цены предложения от производства.

Устанавливая связь между ценообразованием и длительностью временного периода, он сделал вывод о резком увеличении воздействия предложения и издержке производства на механизм ценообразования. В связи с этим Маршалл различал три периода времени: короткий, в течение которого производственные мощности не меняются; длительный, когда можно изменить объем продукции путем вовлечения новых производственных мощностей; и, наконец, весьма длительный, когда могут произойти изменения в численности населения, технике производства и капитале. Нормальная цена (или цена равновесия), определяемая издержками производства, по мнению Маршалла, устанавливается во 2-м периоде, потому что игра спроса и предложения в течение длительного периода приводит цены к издержкам и возникает устойчивое равновесие. 1

Предложенный Маршаллом механизм ценообразования более сбалансирован, нежели концепция австрийской школы. Анализ фактора времени, проведенный ученым, оказал существенное влияние на развитие экономической науки.

Разрабатывая проблему спроса, Маршалл создал концепцию «эластичности спроса», под которой понимается функциональная зависимость спроса от изменения цен. Маршалл определяет «эластичность» как соотношение между возрастанием имеющегося запаса товаров и падением цены и, наоборот, степенью уменьшения запаса и повышением цены. Спрос на товар является эластичным в большей степени, чем цена данного товара. Если же изменение спроса на товар происходит в меньшей степени, чем изменение цены, спрос будет неэластичным. Данная концепция получила развитие в практических исследованиях конкретной конъюнктуры рынка, при прогнозировании эффективного функционирования хозяйственного механизма. Понятие «эластичности» в дальнейшем стало применяться в разработке проблем цены и спроса, цены и предложения товара, процента и предложения капитала, заработной платы и наличной рабочей силы.

Экономическая теория Маршалла оказала заметное влияние на развитие экономических наук. Введенные кембриджской школой в научный оборот концепции цены, спроса и предложения, издержки производства стали предметом последующего изучения и развития. Современными экономистами широко используется и модифицируется разработанные Маршаллом теории «эластичности» спроса и предложения, совершенной конкуренции, квазирентного дохода и др.

Идеи кембриджской школы господствовали в экономической науке вплоть до начала 30-х г. нынешнего столетия.

Только возникновение кейнсианского макроэкономического учения заметно ослабило ее влияние. Однако идеи английской школы маржинализма по-прежнему входят составной частью в различные направления современной экономической мысли.

 

 

2.3 Американская школа

 

В конце IX века возникла американская маржиналистская школа, основателем которой был профессор Джон Бейтс Кларк (1847 – 1938г.г.). В его работах «Философия богатства» (1889г.), «Возможность построения научного закона заработной платы» (1899г.), «Проблемы монополий» (1901г.), «Основы экономической теории» (1901г.) предложен оригинальный вариант теории предельной полезности. Главным ее отличием стало исследование проблем производства и распределения в опоре на концепцию предельной производительности труда и капитала.

Кларк поставил перед собой задачу создать теорию, которая эффективно защищала бы экономические устои современного ему общества, доказывала бы справедливость капитализма и естественность его законов: «… показать, что распределение общественного дохода регулируется общественным законом и что этот закон, действуй он без сопротивления, дал бы каждому фактору производства ту сумму богатства, которую это фактор создает»1.

Для ее решения Кларк предложил оригинальный метод исследования, ставший впоследствии весьма распространенным. Кларк разделил экономическую науку на три раздела, первый из которых посвящался формулированию «универсальных законов». Используя уже известный метод «робинзонады» и субъективно – психологический анализ поведения потребителя, Кларк сформулировал три «универсальных», по его мнению, экономических закона: закон предельной производительности, закон специфической производительности и закон убывающей производительности.

В основу своей теории цены Кларк положил закон предельной производительности (своеобразный вариант закона предельной полезности австрийской школы). Однако в отличие от маржиналистов Австрии и Англии он утверждал, что оценки благу (товару) дают не индивидуумы, а группы покупателей. Здесь явно прослеживается попытка отхода от крайне субъективистского, несовершенного маржиналистского метода исследования. К тому же Кларк доказывал, что ценность конкретного товара может быть разложена на Х-число полезностей отдельных его свойств. Поэтому при определении цены учитывается якобы не полезность данного товара в целом, а полезность каждой из его частей.

Особое место в творчестве Кларка занимают сформулированные им «закон специфической производительности» и «закон предельной производительности капитала». Учение о статике и динамике он применяет при разработке теории вменения и распределения, с помощью которой пытается обосновать справедливость предпринимательских доходов и отсутствие эксплуатации. С этой целью он формулирует «закон специфической производительности». Опираясь на теорию услуг Ж.-Б.Сэя, Кларк выделяет 4 фактора производства: капитал в денежной форме, капитальные блага (средства производства и земля), деятельность предпринимателя и труд рабочих. Каждый из этих факторов, согласно Кларку, характеризуется специфической производительностью и создает доход. Таким образом, каждый владелец получает свою долю дохода, созданную принадлежащим ему фактором. Отсюда следует вывод, что несправедливое присвоение чужой собственности и эксплуатация отсутствуют. Эта модель характерна для статического состояния, где предпринимательской прибыли не существует. В динамическом состоянии предпринимательская прибыль возникает, т.к. предприниматель выступает уже не в роли организатора производства (за что получает плату в статическом состоянии), а в роли новатора, проводника технического прогресса. В условиях динамики предприниматель добивается снижения затрат на своем предприятии ниже средних издержек, что и составляет его дополнительных доход, или предпринимательскую прибыль. Динамическое состояние, как известно, стремится к новому статическому этапу, когда исчезает предпринимательская прибыль. Более того, при достижении равновесия прибыль становится достоянием всего общества. 1

Но Кларк не остановился на теории факторов производства. Опираясь на свои теоретических построения, он поставил проблему определения оптимальной пропорции между затратами факторов производства, которая поддерживает основное состояние равновесия. На микроэкономическом уровне сформулированная им теория «предельной производительности» имела большое прикладное значение. При этом Кларк использовал закон немецкого экономиста И. фон Тюнена об «убывающей производительности труда», который, в свою очередь, был производным от идеи Томаса Роберта Мальтуса (1766 –1834 г.г.) «об убывающем плодородии почвы».

Для Кларка разделение всего дохода на общества на различные виды (заработная плата, процент и прибыль) непосредственно и целиком является «предметом экономической науки». Названные виды дохода, считает Кларк. Получаются соответственно «за выполнение работы», «за предоставление капитала», «за координирование заработной платы и процента». Дж. Б. Кларк разработал концепцию распределения доходов на основе принципов предельного анализа цен факторов производства – «закон предельной производительности Дж.Б. Кларка». Данный закон, по мнению ученого, имеет место в условиях свободной конкуренции. При неизменной капиталовооруженности предельная производительность труда начнет снижаться с каждым вновь привлеченным работником и, наоборот, при неизменной численности работающих предельная производительность труда может быть выше только благодаря возросшей капиталовооруженности, т. е. процент определяется продуктом конечного приращения капитала, а заработная плата определяется продуктом конечного приращения труда. Из этого закона Кларк делает социальные выводы. Рабочие не должны требовать увеличения занятости, так как наем дополнительных рабочих при том же капитале понижает их отдачу и приводит к уменьшению заработной платы.

Теория распределения Кларка идет не от затрат (вложений), а от результативности (производительности) каждого фактора, которая понижается при увеличении единиц этого фактора.

По Кларку предпринимательский доход выступает в двух формах:

–  предприниматель выступает как новатор, т. е. он внедряет изобретения, новые формы организации труда, за счет этого он получает предпринимательский доход в виде прибыли. Прибыль – это избыток над издержками производства и существует до тех пор, пока другие предприниматели не сделали тех же нововведений;

–  производство находится в нормальном статичном состоянии. Предпринимательский доход выступает как заработная плата за высококвалифицированный труд и входит в издержки производства.

В современной рыночной экономике имеют место как первый так и второй подходы к определению предпринимательского дохода. Так для России на данном этапе более характерна первая ситуация, так как здесь производство находится не с статичном, а в динамичном состоянии. Для стран с более развитой рыночной экономикой более приемлемой вероятно будет вторая ситуация.

Исходя из теории взаимозаменяемости факторов производства Дж.Б.Кларка, их предельной производительности, следует, что можно найти оптимальное сочетание факторов производства и при минимуме затрат получить максимум полезности.

При всех недостатках теории предельной производительности труда и капитала следует подчеркнуть практическую ценность применения анализа предельных величин для решения реальных экономических задач оптимизации производства в условиях ограниченных ресурсов.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом, в ходе курсовой работы достигнута поставленная цель– исследована сущность маржиналистской теории как фундаментальной основы неоклассического направления экономической теории путем рассмотрения основных экономических школ маржиналистского направления. Для решения поставленной цели были решены следующие задачи: дана общая характеристика теории маржинализма; проведен теоретический анализ основных школ маржинализма, выявлены и исследованы основные их концепции и содержание; охарактеризованы методологические принципы маржинализма и маржиналистская теория ценности и выделить ее преимущества.

Маржинализм как система определенных теоретических взглядов и метод исследования начал формироваться в 70-е г.г. XIX в. Его представляют три школы: австрийская (К. Менгер, К. Беем-Баверк, Ф, Визер), лозаннская (Л. Вальрас, В. Парето), англо-американская (А. Маршалл, Дж. Кларк). Позже концептуальные основы маржинализма развили другие экономисты.

Маржиналисты разрабатывали теорию предельной полезности, используя законы Госсена. Наиболее развернутое изложение теории предельной полезности дал Бем-Баверк в работе «Основы теории ценности хозяйственных благ». «Цена, — писал Бем-Баверк, — от начала до конца является продуктом субъективных определенных ценностей».

В свершении «маржинальной революции» в экономической литературе выделяют обычно два этапа. Первый этап охватывает 70—80-е гг. XIX в., когда возникли обобщения идей маржинального экономического анализа в трудах австрийца К.Менгера и его учеников, а также упомянутых выше англичанина У.Джевонса и француза Л.Вальраса. При этом ставшая на данном этапе центральной теория предельной полезности товара объявлялась школой главным условием определения его ценности, а сама оценка полезности товара признавалась психологической характеристикой с позиции конкретного человека. Поэтому первый этап маржинализма принято называть «субъективным направлением» политической экономии».

Второй этап «маржинальной революции» приходится на 90-е гг. XIX в. С этого времени маржинализм становится популярным и приоритетным во многих странах. Главное достижение маржипалистов на этом этапе — отказ от субъективизма и психологизма 70-х гг., с тем чтобы подтвердить, говоря словами Й.Шупетера, что «целью чистой экономики… всегда оставалось объяснение регулярного хода экономической жизни на основе данных условий».

В результате представители «новых» маржинальных экономических идей стали расцениваться в качестве преемников классической политической экономии и называться неоклассиками,
а их теория, соответственно, получила название «неоклассической». На втором этапе «маржинальной революции» — этапе формирования неоклассической политической экономии — наибольший вклад внесли англичанин А.Маршалл, американец Дж.Б.Кларк и итальянец В.Парето.

Важнейшим преимуществом маржиналистской теории ценности над классической явился ее универсализм. Классическая теория издержек описывала происхождение ценности только свободно воспроизводимых благ, а также была неприменима к мировой торговле. Теория предельной полезности описывает субъективную ценность практически всех благ, в том числе даже уникальных, и тех, которые вообще не обмениваются, а остаются у своих владельцев. Более того, теория предельной полезности не только объясняла пропорции обмена, но и создала теоретический язык (предельный анализ), пригодный для применения к другим экономическим проблемам.

Важнейшим преимуществом маржиналистской теории ценности над классической явился ее универсализм. Классическая теория издержек описывала происхождение ценности только свободно воспроизводимых благ, а также была неприменима к мировой торговле. Теория предельной полезности описывает субъективную ценность практически всех благ, в том числе даже уникальных, и тех, которые вообще не обмениваются, а остаются у своих владельцев. Более того, теория предельной полезности не только объясняла пропорции обмена, но и создала теоретический язык (предельный анализ), пригодный для применения к другим экономическим проблемам.

Экономическая теория Маршалла оказала заметное влияние на развитие экономических наук. Введенные кембриджской школой в научный оборот концепции цены, спроса и предложения, издержки производства стали предметом последующего изучения и развития. Современными экономистами широко используется и модифицируется разработанные Маршаллом теории «эластичности» спроса и предложения, совершенной конкуренции, квазирентного дохода и др. Идеи кембриджской школы господствовали в экономической науке вплоть до начала 30-х г. нынешнего столетия. Только возникновение кейнсианского макроэкономического учения заметно ослабило ее влияние. Однако идеи английской школы маржинализма по-прежнему входят составной частью в различные направления современной экономической мысли.

Исходя из теории взаимозаменяемости факторов производства Дж.Б.Кларка, их предельной производительности, следует, что можно найти оптимальное сочетание факторов производства и при минимуме затрат получить максимум полезности.

При всех недостатках теории предельной производительности труда и капитала следует подчеркнуть практическую ценность применения анализа предельных величин для решения реальных экономических задач оптимизации производства в условиях ограниченных ресурсов.

Главный недостаток маржинализма – это то, что при определении ценности они абстрагировались от производства и труда. Заслуги маржинализма состоят в следующем: выведение понятий: спрос, предложение, цена равновесия и другие; создание собственной концепции, которая в дальнейшем стала фундаментом микроэкономического анализа; перевод концентрации экономического анализа с субъекта фирмы на субъект потребителя, открытие принципов потребительского поведения.

Маржинализм имел более теоретическое значение, нежели практическую значимость. Однако, как сказал один из великих ученых мира, ничто не имеет большей практической пользы, как хорошая теория.

Маржинализм продолжает развиваться в XX и XXI веке. Его продолжение ознаменовало появление маркетинга, основанного на экономике фирмы и потребительского поведения. Маржиналистское выделение микроаналитического анализа стало основой рождения макроанализа и целой науки – макроэкономики.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

  1. Автомонов В.С. Австрийская школа и ее представители. – М.: Социум, 2008.
  2. Агапова И.И. История экономических учений.–М.: ВиМ, 2011.
  3. Арон Р. Этапы развития социологической мысли. – М.: Прогресс, 1993.
  4. Бартенев С.А. История экономических учений.–М.: Экономистъ, 2011.
  5. Бем-Баверк Е. Капитал и процент. Том 2. Позитивная теория капитала. Том 3. Экскурсы. – М. : Социум. 2010.

  6. Бем-Баверк Е. Критика теории Маркса. – М.: Социум, 2008.
  7. Бем-Баверк Е. Основы теории ценности хозяйственных благ / Избранные труды. – М. : Социум. 2010
  8. Визер Ф. Теория общественного хозяйства (фрагменты) / Австралийская щкола в политической экономии. – М.: Экономика, 1992.
  9. Джевонс У.С. Деньги и механизм обмена. – М.: Социум, 2006.
  10. Джевонс У.С. Основы науки. Трактат о логике и научном методе. – М,: Либриком, 2011.
  11. Жид Ш., Рист. Ш. История экономических учений. – М.: Экономика, 1995.
  12. История экономических учений / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой. -М.: ИНФРА-М, 2011.
  13. Кларк Дж. Б. Распределение богатства. –М.: Экономика, 2000.
  14. Леонтьев В. Э. Экономическое эссе. Теории, исследования, факты и политика / Избранные труды. Т. 3. – М.: Экономика, 2007.
  15. Лукьяненко Е.В. Маржинализм. – М.: Эксмо. 2007.
  16. Майбурд Е. Введение в историю экономической мысли. От пророков и до профессоров. – М,: Дело, 2007
  17. Маршалл А. Принципы экономической науки. – М.: Прогресс, 1993.
  18. Менгер К. Исследования о методах социальных наук и политической экономии в особенности // Избранные произведения. – М.: Социум, 2012
  19. Негиши Т. История экономической теории. – М.: Экономика, 2007.
  20. Современная экономическая мысль / Под ред. С. Вайнтрауба: Пер с анг. Под ред. В.С. Афанасьева, Р.М. Энтова. – М.: Прогресс, 2008.
  21. Ядгаров Я.С. История экономических учений.– М.: ИНФРА-М, 2009.

     

     


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы