Адам Смит – великий экономист

Оцените статью

021915 0126 1 Адам Смит – великий экономист Актуальность темы исследования определяется тем положением, что Адам Смит является не только одним из крупнейших представителей английской классической политической экономии, но и в значительной степени был ее основоположником. Основой научной теории Смита было стремление взглянуть на человека с трех точек зрения: с позиций морали и нравственности, с позиций гражданских и государственных и с позиций экономических. Он попытался объяснить экономические отношения людей именно с учетом особенностей их натуры, считая, что человек — существо, эгоистичное от природы, и его цели вполне могут противоречить интересам окружающих. Но люди все же ухитряются сотрудничать друг с другом ради общего блага и личной выгоды каждого. Значит, существуют какие-то механизмы, которые обеспечивают такое сотрудничество. И если их выявить, то можно понять, как устроить экономические отношения еще более рационально. Адам Смит не идеализировал человека, видя все его недостатки и слабости, но при этом он писал: «Одинаковое у всех людей, постоянное и не исчезающее стремление улучшить свое положение — это начало, откуда вытекает как общественное и национальное, так и частное богатство»1.

Цель работы – анализ теоретических концепций Адама Смита с учетом современных экономических подходов.

Объект исследования – теоретическое учение английского классика-политэкономиста Адама Смита

Задачи исследования:

  1. охарактеризовать биографический путь Адама Смита как родоначальника английской классической школы.
  2. анализ теоретических концепций воззрений и выявить сущность введенного им принципа «невидимой руки».

    Методы исследования, используемые в данной курсовой работе – теоретический метод анализа литературы и метод эмпирического анализа.

    При написании работы использованы работы таких авторов как Агапова И.И., Аникин А.В., Бартенев С.А., Блауг М., Жид. Ш., Кондратьев Н. ., Кучеренко В., Реуэль А.Л., Смит А., Шумпетер Й., Ядгаров Я.С. и др. Как полагает Н. Кондратьев, «весь классический труд Смита о богатстве народов написан под углом зрения, какие условия и каким образом ведут людей к наибольшему благосостоянию, как он его понимал»1.

     

    1.1. А. Смит – родоначальник английской классической школы

     

    Как заметил английский историк экономической мысли Александр Грей: «Адам Смит был столь явно одним из выдающихся умов XVIII в. и имел такое огромное влияние в XIX в. в своей собственной стране и во всем мире, что кажется несколько странной наша плохая осведомленность о подробностях его жизни… Его биограф почти поневоле вынужден восполнять недостаток материала тем, что он пишет не столько биографию Адама Смита, сколько историю его времени»1.

    Родиной великого экономиста была Шотландия. Несколько столетий шотландцы вели упорные войны с Англией, но при королеве Анне в 1707 г. была, наконец, заключена государственная уния. Это было в интересах английских и шотландских промышленников, купцов и богатых фермеров, влияние которых к этому времени заметно усилилось. После этого в Шотландии началось значительное экономическое развитие. Особенно быстро рос город и порт Глазго, вокруг которого возникал целый промышленный район. Именно здесь, в треугольнике между городами Глазго, Эдинбургом (столица Шотландии) и Керколди (родной город Смита) прошла почти вся жизнь великого экономиста. Влияние церкви и религии на общественную жизнь и науку постепенно уменьшалось. Церковь утратила контроль над университетами. Шотландские университеты отличались от Оксфорда и Кембриджа духом свободомыслия, большой ролью светских наук и практическим уклоном. В этом отношении особенно выделялся Университет Глазго, где учился и преподавал Смит. Рядом с ним работали и были его друзьями изобретатель паровой машины Джемс Уатт, один из основоположников современной химии Джозеф Блэк.

    Примерно в 50-х годах Шотландия вступает в полосу большого культурного подъема, который обнаруживается в разных областях науки и искусства. Блестящая когорта талантов, которую породила на протяжении полувека маленькая Шотландия, выглядит очень внушительно. Кроме названных в нее входят экономист Джемс Стюарт и философ Давид Юм (последний был ближайшим другом Смита), историк Уильям Робертсон, социолог и экономист Адам Фергюсон. Такова была среда, атмосфера, в которой вырос талант Смита.

    Адам Смит родился в 1723 г. в маленьком городке Керколди, близ Эдинбурга. Его отец, таможенный чиновник, умер за несколько месяцев до рождения сына. Адам был единственным ребенком молодой вдовы, и она посвятила ему всю жизнь. Мальчик рос хрупким и болезненным, сторонясь шумных игр сверстников. К счастью, в Керколди была хорошая школа, а вокруг Адама всегда было много книг – это помогло ему получить хорошее образование. Очень рано, в 14 лет (это было в обычаях того времени), Смит поступил в Университет Глазго. После обязательного для всех студентов класса логики (первого курса) он перешел в класс нравственной философии, выбрав тем самым гуманитарное направление. Впрочем, он занимался также математикой и астрономией и всегда отличался изрядными познаниями в этих областях. К 17 годам Смит имел среди студентов репутацию ученого и несколько странного малого. Он мог вдруг глубоко задуматься среди шумной компании или начать говорить с самим собой, забыв, об окружающих.

    Успешно окончив в 1740 г. университет, Смит получил стипендию на дальнейшее обучение в Оксфордском университете. В Оксфорде он почти безвыездно провел шесть лет, с удивлением отмечая, что в прославленном университете почти ничему не учат и не могут научить. Невежественные профессора занимались лишь интригами, политиканством и слежкой за студентами. Через 30 с лишним лет, в «Богатстве народов», Смит свел с ними счеты, вызвав взрыв их ярости. Он писал, в частности: «В Оксфордском университете большинство профессоров в течение уже многих лет совсем отказалось даже от видимости преподавания»1.

    Бесплодность дальнейшего пребывания в Англии и политические события (восстание сторонников Стюартов в 1745 – 1746 гг.) заставили Смита летом 1746 г. уехать в Керколди, где он прожил два года, продолжая заниматься самообразованием. В свои 25 лет Адам Смит поражал эрудицией и глубиной знаний в самых различных областях. Первые проявления специального интереса Смита к политической экономии также относятся к этому времени.

    В 1751 г. Смит переехал в Глазго, чтобы занять там место профессора в университете. Сначала он получил кафедру логики, а потом – нравственной философии. В Глазго Смит прожил 13 лет, регулярно проводя 2 – 3 месяца в году в Эдинбурге. В старости он писал, что это был счастливейший период его жизни. Он жил в хорошо знакомой ему и близкой среде, пользуясь уважением профессоров, студентов и видных горожан. Он мог беспрепятственно работать, и от него многого ждали в науке.

    Как в жизни Ньютона и Лейбница, в жизни Смита женщины не играли никакой заметной роли. Сохранились, правда, смутные и недостоверные сведения, что он дважды — в годы жизни в Эдинбурге и в Глазго – был близок к женитьбе, но оба раза все по каким-то причинам расстроилось. Его дом всю жизнь вели мать и кузина. Смит пережил мать только на шесть лет, а кузину – на два года. Как записал один приезжий, посетивший Смита, дом был «абсолютно шотландский». Подавалась национальная пища, соблюдались шотландские традиции и обычаи.

    В 1759 г. Смит опубликовал свой первый большой научный труд – «Теорию нравственных чувств». Между тем уже в ходе работы над «Теорией» направление научных интересов Смита заметно изменилось. Он все глубже и глубже занимался политической экономией. В торгово-промышленном Глазго экономические проблемы особенно властно вторгались в жизнь. В Глазго существовал своеобразный клуб политической экономии, организованный богатым и просвещенным мэром города. Скоро Смит стал одним из виднейших членов этого клуба. Знакомство и дружба с Юмом также усилили интерес Смита к политической экономии.

    В конце прошлого века английский ученый-экономист Эдвин Кэннан обнаружил и опубликовал важные материалы, бросающие свет на развитие идей Смита. Это были сделанные каким-то студентом Университета Глазго, затем слегка отредактированные и переписанные записи лекций Смита. Судя по содержанию, эти лекции читались в 1762 – 1763 гг. Из этих лекций прежде всего ясно, что курс нравственной философии, который читал Смит студентам, превратился к этому времени, по существу, в курс социологии и политической экономии. В чисто экономических разделах лекций можно легко различить зачатки идей, получивших дальнейшее развитие в «Богатстве народов». В 30-х годах XX столетия была сделана другая любопытная находка: набросок первых глав «Богатства народов».

    Таким образом, к концу своего пребывания в Глазго Смит уже был глубоким и оригинальным экономическим мыслителем. Но он еще не был готов к созданию своего главного труда. Трехлетняя поездка во Францию (в качестве воспитателя юного герцога Баклю) и личное знакомство с физиократами завершили его подготовку. Можно сказать, что Смит попал во Францию как раз вовремя. С одной стороны, он уже был достаточно сложившимся и зрелым ученым и человеком, чтобы не подпасть под влияние физиократов (это случилось со многими умными иностранцами, не исключая Франклина). С другой стороны, его система еще полностью не сложилась у него в голове: поэтому он оказался способным воспринять полезное влияние Ф. Кенэ и А. Р. Ж. Тюрго.

    Франция присутствует в книге Смита не только в идеях, прямо ли, косвенно ли связанных с физиократией, но и в великом множестве разных наблюдений (включая личные), примеров и иллюстраций. Общий тон всего этого материала критический. Для Смита Франция с ее феодально-абсолютистским строем и оковами для буржуазного развития – самый яркий пример противоречия фактических порядков идеальному «естественному порядку». Нельзя сказать, что в Англии все хорошо, но в общем и целом ее строй гораздо больше приближается к «естественному порядку» с его свободой личности, совести и – главное – предпринимательства.

    Что означали три года во Франции для Смита лично, в человеческом смысле? Во-первых, резкое улучшение его материального положения. По соглашению с родителями герцога Баклю он должен был получать 300 фунтов в год не только во время путешествия, но в качестве пенсии до самой смерти. Это позволило Смиту следующие 10 лет работать только над его книгой; в Университет Глазго он уже не вернулся. Во-вторых, все современники отмечали изменение в характере Смита: он стал собраннее, деловитее, энергичнее и приобрел известный навык в обращении с различными людьми, в том числе и сильными мира сего. Впрочем, светского лоска он не приобрел и остался в глазах большинства знакомых чудаковатым и рассеянным профессором.

    Смит провел в Париже около года – с декабря 1765 г. по октябрь 1766 г. Поскольку центрами умственной жизни Парижа были литературные салоны, там он в основном и общался с философами. Можно думать, что особое значение для Смита имело знакомство с К. А. Гельвецием, человеком большого личного обаяния и замечательного ума. В своей философии Гельвеций объявил эгоизм естественным свойством человека и фактором прогресса общества. С этим связана идея природного равенства людей: каждому человеку, независимо от рождения и положения, должно быть предоставлено равное право преследовать свою выгоду, и от этого выиграет все общество. Такие идеи были близки Смиту. Они не были новы для него: нечто схожее он воспринял от философов Дж. Локка и Д. Юма и из парадоксов Мандевиля. Но конечно, яркость аргументации Гельвеции оказала на него особое влияние. Смит развил эти идеи и применил их к политической экономии.

     

    1.2. Теоретические воззрения А. Смита

     

    Созданное Смитом представление о природе человека и соотношении человека и общества легло в основу взглядов классической школы. Понятие homo оeconomicus (экономический человек) возникло несколько позже, но его изобретатели опирались на Смита. Знаменитая формулировка о «невидимой руке» является одним из наиболее цитируемых фрагментов «Богатства народов».

    Что такое «экономический человек» и «невидимая рука»? Ход мыслей Смита можно представить себе примерно так. Главным мотивом хозяйственной деятельности человека является своекорыстный интерес. Но преследовать свой интерес человек может, только оказывая услуги другим людям, предлагая в обмен свой труд и продукты труда. Так развивается разделение труда. Каждый отдельный человек стремится использовать свой труд и свой капитал (как видим, здесь могут подразумеваться как рабочие, так и о капиталисты) таким образом, чтобы продукт его обладал наибольшей ценностью. При этом он и не думает при этом об общественной пользе и не сознает, насколько содействует ей, но рынок ведет его именно туда, где результат вложения его ресурсов будет оценен обществом выше всего. «Невидимая рука» – это красивая метафора для обозначения стихийного действия объективных экономических законов. Условия, при которых наиболее эффективно осуществляется благотворное действие своекорыстного интереса и стихийных законов экономического развития, Смит называл естественным порядком. У Смита это понятие имеет как бы двойной смысл. С одной стороны, это принцип и цель экономической политики, т. е. политики laissez faire, с другой — это теоретическая конструкция, «модель» для изучения экономической действительности1.

    В физике полезными орудиями познания природы являются абстракции идеального газа и идеальной жидкости. Реальные газы и жидкости не ведут себя «идеально» или ведут себя так лишь при некоторых определенных условиях. Однако имеет большой смысл абстрагироваться от этих нарушений, чтобы изучать явления «в чистом виде». Нечто подобное представляет собой в политической экономии абстракция «экономического человека» и свободной (совершенной) конкуренции. Наука не смогла бы изучать массовые экономические явления и процессы, если бы она не делала известных допущений, которые упрощают, моделируют бесконечно сложную и разнообразную действительность, выделяют в ней важнейшие черты. С этой точки зрения абстракция «экономического человека» и свободной конкуренции сыграла важнейшую роль в экономической науке.

    Для Смита homo oeconomicus является выражением вечной и естественной человеческой природы, а политика laissez faire прямо вытекает из его взглядов на человека и общество. Если экономическая деятельность каждого человека ведет в конечном счете к благу общества, то ясно, что эту деятельность не надо ничем стеснять. Смит считал, что при свободе передвижения товаров и денег, капитала и труда ресурсы общества будут использоваться наиболее эффективным образом.

    Экономическая политика английского правительства на протяжении следующего столетия была в известном смысле осуществлением смитовой программы.

    Экономическая политика У. Питта во-многом опиралась на идеи свободной торговли и невмешательства в экономическую жизнь общества, которые проповедовал Адам Смит.

    В основе производственной деятельности лежит интерес к увеличению богатства. Это главный мотив, определяющий интерес. Он движет людьми, заставляет вступать во взаимоотношения друг с другом.

    В рыночной экономике действует «экономический человек». Например, торговец хочет поднять цены. Этому способно этому противодействовать только одно – конкуренция. Если цены поднимаются слишком высоко, то открывается возможность для других (одного или многих) назначить более низкую цену и, продав больше, получить дополнительную прибыль.

    Таким образом, конкуренция смиряет эгоизм и воздействует на цены. Она регулирует количество товаров, требует обеспечивать качество.

    Разделение труда, как отмечает один из авторов, явилось своего рода исторической призмой, сквозь которую Смит анализирует экономические процессы. С разделением труда связано представление об «экономическом человеке». Эта категория лежит в основе анализа стоимости, обмена, денег, производства.

    Не отвергая полностью участие в экономической жизни и контроль со стороны государства, Смит отводит ему роль «ночного сторожа», а не регламентатора и регулятора экономических процессов (теперь эта роль трактуется несколько иначе и целесообразность государственного регулирования признается почти повсеместно).

    «Шотландский мудрец», как именуют Смита некоторые биографы, выделяет три функции, которые призвано выполнять государство: отправление правосудия, защита страны, устройство и содержание общественных учреждений.

    Из теоретических рассуждений Смита следуют и некоторые практические выводы. В пятой книге есть специальная глава «Четыре основных правила налогов». В ней утверждается, что уплату налогов следует возлагать не на один класс, как это предлагали физиократы, а на всех одинаково — на труд, на капитал и на землю.

    Смит обосновывает принцип пропорционального разделения налогового бремени — по уровню имущественной состоятельности налогоплательщиков. Что касается основных правил, которые должны соблюдаться при взимании налогов, то они, по мнению Смита, должны касаться сроков, способов, размера платежа, санкций за неуплату, равенства в распределении уровней налогообложения.

    «Налог, необдуманно установленный, создает сильные искушения к обману; но с увеличением этих искушений обычно усиливаются и наказания за обман. Таким образом, закон, нарушая первые начала справедливости, сам порождает искушения, а потом карает тех, кто не устоял против них…»
    1

    Подобное умозаключение, проделанное двести с лишним лет назад, как и многие другие замечания и предложения создателя «Богатства народов», звучат порой так, будто написаны недавно.

    По справедливому замечанию его друга, английского философа Дэвида Юма, у Смита общие принципы постоянно иллюстрируются любопытнейшими фактами. Смит не просто теоретик, а внимательный наблюдатель, человек, прекрасно знавший тот мир, в котором жил. Он умел слушать, любил беседовать с людьми.

    Как лектор Смит увлекал слушателей убедительными аргументами. Среди его студентов одно время были и русские — Семен Десницкий, Иван Третьяков, написавшие позже оригинальные работы по экономике и праву.

    Успеху Смита как автору классического труда способствовали необычайно широкий кругозор, независимость суждений, основательность и въедливость исследователя. Терминологическая точность была его любимым коньком.

    2. Основное содержание политической экономии Адама Смита

     

    2.1. Главный труд А. Смита и его вклад в экономическую теорию

     

    Главным трудом Адама Смита по политической экономии – «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1777 год). Книга Смита состоит из пяти частей. В первой он анализирует вопросы стоимости и доходов, во второй — природу капитала и его накопление. В них он изложил основы своего учения. В остальных частях он рассматривает развитие экономики Европы в эпоху феодализма и становление капитализма, историю экономической мысли и государственные финансы.

    Адам Смит объясняет, что главная тема его работы — экономическое развитие: силы, действующие временно и управляющие богатством народов.

    «Исследование о природе и причинах богатства»– это первый в экономической науке полноценный труд, излагающий общую основу науки — теорию производства и распределения. Затем анализ действия этих абстрактных принципов на историческом материале и, наконец, ряд примеров их применения в экономической политике. Причем весь этот труд проникнут высокой идеей «очевидной и простой системы естественной свободы», к которой, как казалось Адаму Смиту, идет весь мир.

    То, что Петти высказал в форме догадок, Смит обосновал как систему, развернутую концепцию. «Богатство народа состоит не в одной земле, не в одних деньгах, а во всех вещах, которые пригодны для удовлетворения нашим потребностям и для увеличения наших жизненных наслаждений» 1.

    В отличие от меркантилистов и физиократов Смит утверждал, что источник богатства не следует искать в каком-либо специфическом роде занятий. Истинный создатель богатства не труд земледельца и не внешняя торговля. Богатство представляет собой продукт совокупного труда всех — фермеров, ремесленников, моряков, торговцев, т.е. представителей различных видов труда и профессий. Источником богатства, создателем всех ценностей служит труд.

    Посредством труда первоначально различные блага (продукты питания, одежда, материал для жилища) были отвоеваны у природы и преобразованы для нужд человека. «Труд был первой ценой, первоначальным платежным средством, каким было заплачено за все вещи. Не золотом и серебром, а именно трудом изначально были куплены все на свете богатства» 1.

    По Смиту, истинный создатель богатства — «годовой труд каждой нации», направляемый для годового потребления. По современной терминологии, это — валовой национальный продукт (ВНП). Терминология несколько изменилась, и в настоящее время под национальным богатством понимают уже не годовой продукт нации, как во времена Смита, а накопленный и синтезированный труд за многие годы, богатство нации как результат материализованного труда нескольких поколений.

    Отметим еще один момент. Смит проводит различие между теми видами труда, которые воплощаются в материальных вещах, и теми, которые подобно труду домашнего слуги представляют собой услугу, а услуги «исчезают в самый момент их оказания». Если труд полезен, это еще не означает, что он производителен.

    По Смиту, производителен труд в материальном производстве, то есть. труд рабочих и фермеров, строителей и каменщиков. Их труд создает стоимость, умножает богатство. А труд чиновников и офицеров, администраторов и ученых, писателей и музыкантов, юристов и священников стоимости не создает. Их труд полезен, нужен обществу, но не производителен.

    «Труд некоторых самых уважаемых сословий общества, подобно труду домашних слуг, не производит никакой стоимости и не закрепляется и не реализуется ни в каком длительном существующем предмете или товаре… который продолжал бы существовать и по прекращении труда…»1.


    Итак, всякое богатство создается трудом, но продукты труда создаются не для себя, а для обмена («каждый человек живет обменом или становится в известной степени торговцем»). Смысл товарного общества состоит в том, что продукты производятся как товары для обмена.

    И следует заметить, тут дело не просто в том, что обмен товара на товар эквивалентен затраченному труду. Результат обмена взаимовыгоден. В этой простой идее — глубокий смысл. Один производит хлеб, другой выращивает мясо, и обменивают одно на другое.

    Людей связывает разделение труда. Оно делает обмен выгодным для его участников, а рыночное, товарное общество — эффективным. Покупая чужой труд, его покупатель экономит свой труд.

    По Смиту, разделение труда играет самую важную роль в увеличении производительной силы труда и росте национального богатства. С анализа этого феномена он начинает свое исследование.

    Разделение труда — важнейший фактор эффективности и производительности. Оно увеличивает ловкость каждого работника, обеспечивает экономию времени при переходе от одной операции к другой,
    способствует изобретению машин и механизмов, облегчающих и сокращающих труд.    

    Смит готовил свой труд в период промышленного переворота. Но при нем еще господствовала основанная на ручном труде мануфактура. И здесь главное — не машина, а разделение труда в рамках предприятия.

    В первой главе своей работы Смит приводит пример с разделением труда при производстве булавок. Он побывал на одной булавочной мануфактуре. Десять человек вырабатывали 48 000 булавок в день, или каждый рабочий — 4800. А если бы они работали каждый в одиночку, то могли бы сработать не более 20 булавок. Рабочий мануфактуры — 4800 и одиночный ремесленник — только 20 изделий за день работы. Разница в производительности в 240 раз! Пример Смита с булавочной мануфактурой, показывающий возможность в десятки и сотни раз повысить производительность труда, неоднократно воспроизводился авторами учебных руководств.

    Разделение труда способствует повышению эффективности не
    только на одном предприятии, но и в обществе в целом. Смит говорит
    о той роли, которую играет общественное разделение труда1. И вновь
    ссылается на пример, теперь уже с производством ножниц. В создании ножниц участвуют: рудокоп, дровосек, угольщик, строитель, каменщик, горновой, кузнец, ножовщик, сверлильщик, производитель инструмента.

    Чем глубже разделение труда, тем интенсивнее обмен. Люди производят продукты не для личного потребления, а ради обмена на продукты других производителей. «Не на золото или серебро, а только на труд первоначально были приобретены все богатства мира; и стоимость их для тех, кто владеет ими и кто хочет обменять их на какие-либо новые продукту, в точности равна количеству труда, которое он может купить на них или получить в свое распоряжение».

    «Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь то, что тебе нужно». «Именно таким путем мы получаем друг от друга значительно большую часть услуг, в которых мы нуждаемся»2 — эти положения Смита часто цитируют комментаторы его работы.

    С чем связано развитие и углубление разделения труда в обществе? Прежде всего с размерами рынка. Ограниченность рыночного спроса сдерживает рост разделения труда. К примеру, в маленьких деревушках горной Шотландии труд еще слабо разделен: «каждый фермер должен быть вместе с тем мясником, булочником и пивоваром для своей семьи».

     

    2.2. Принцип «невидимой руки» в рыночной экономике

     

    Одна из ведущих идей «Богатства народов» — о «невидимой руке». Это афористическое выражение Смита вспоминают всякий раз, когда заходит речь о его главном труде, над которым он работал несколько лет, оставив преподавание.

    Сама идея, по-моему, является довольно оригинально для XVIII в. и не могла быть не замечена современниками Смита. Тем не менее, уже в XVIII в. имела место идея природного равенства людей: каждому человеку, независимо от рождения и положения, должно быть предоставлено равное право преследовать свою выгоду, и от этого выиграет все общество.

    Адам Смит развил эту идею и применил ее к политической экономии. Созданное ученым представление о природе человека и соотношении человека и общества легло в основу взглядов классической школы. Понятие «homo oeconomicus» («экономический человек») возникло несколько позже, но его изобретатели опирались на Смита. Знаменитая формулировка о «невидимой руке», может быть, является чаще всего цитируемым местом из «Богатства народов». Адам Смит сумел угадать ту плодотворнейшую мысль, что при определенных общественных условиях, которые мы в наши дни описываем термином «работающая конкуренция», частные интересы действительно могут гармонически сочетаться с интересами общества.

    «Невидимая рука» – это стихийное действие объективных экономических законов, которые действуют помимо воли людей. Введя в такой форме в науку понятие об экономическом законе, Смит сделал важный шаг вперед. Этим он, по существу, поставил политическую экономию на научную основу. Условия, при которых наиболее эффективно осуществляется благотворное действие своекорыстного интереса и стихийных законов экономического развития, Смит называл естественным порядком. У Смита и у последующих поколений политикоэкономистов это понятие имеет как бы двойной смысл. С одной стороны, это принцип и цель экономической политики, то есть политики laissez faire (или, как выражается Смит, естественной свободы), с другой – это теоретическая конструкция, «модель» для изучения экономической действительности.

    Подобно тому, как в физике были смоделированы «идеальные» газы и жидкости, Смит вводит в экономику понятие «экономического человека» и свободной (совершенной) конкуренции. Реальный человек не может быть сведен к своекорыстному интересу. Точно также при капитализме никогда не было и может быть абсолютно свободной конкуренции. Однако наука не смогла бы изучать «массовидные» экономические явления и процессы, если бы она не делала известных допущений, которые упрощают, моделируют бесконечно сложную и разнообразную действительность, выделяют в ней важнейшие черты. С этой точки зрения абстракция «экономического человека» и свободной конкуренции была вполне оправданной и сыграла важнейшую роль в экономической науке (в особенности она соответствовала реальности XVIII – XIX столетий).

    Рыночная экономика не управляется из единого центра, не подчиняется одному общему замыслу. Тем не менее, она функционирует по определенным правилам, следует известному порядку.

    Каждый участник хозяйственной деятельности ищет лишь собственную выгоду. Влияние отдельного человека на реализацию нужд общества практически неощутимо. Но, преследуя свою выгоду, человек в итоге способствует увеличению общественного продукта, росту общественного блага.

    Это достигается, как писал Смит, посредством «невидимой руки» рыночных законов. Стремление к личной выгоде ведет к общей выгоде, к развитию производства и прогрессу. Каждый в отдельности заботится о себе, а выигрывает общество. Преследуя свои собственные интересы, человек «часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это».

    Что же не позволяет «жадным производителям» поднимать цены до той степени, когда покупатели не в состоянии заплатить больше?
    Ответ – конкуренция. Если производители поднимают свои цены слишком высоко, они создают возможность для одного или нескольких из своей среды получить прибыль, назначив более низкую цену и, следовательно, больше продав.

    Таким образом, конкуренция смиряет эгоизм и регулирует цены. Одновременно она регулирует количество. Если покупатели хотят больше хлеба и меньше сыра, их спрос дает возможность пекарям назначать более высокую цену, и тогда доходы тех, кто печет хлеб, возрастут, а тех, кто делает сыр, упадут; трудовые усилия и капитал перельются из одной отрасли в другую.

    Посмотрев на мир глазами Смита, можно вновь и вновь восхищаться этим могущественным механизмом и наслаждаться, как делал он, парадоксом, заключающимся в том, что частная выгода приносит пользу для общественного блага. Причем сегодня даже в большей мере, поскольку сделки, благодаря которым современный промышленный товар поступает к своим потребителям, гораздо сложнее тех, которые описывал Смит.

    Каждая сделка носит добровольный характер. Своекорыстный интерес и конкуренция создают механизм, который и перерабатывает головокружительные объемы информации и направляет поток товаров, услуг, капиталов и труда – точно так же, как и в гораздо более простом мире Смита.

    «Невидимая рука» рыночных законов направляет к цели, которая совсем и не входила в намерения отдельного человека.

    Если, к примеру, поднимается спрос на какой-либо продукт, допустим, хлеб, то пекари повышают цену на него. Их доходы растут. Трудовые усилия и капиталы перемещаются из одной отрасли в другую, в данном случае — в хлебопекарную промышленность. Производство хлеба увеличивается, и цены снова поползут вниз. Смит показал силу и значимость личного интереса как внутренней пружины конкуренции и хозяйственного механизма.

    Экономический мир — огромная мастерская, где разворачивается соперничество между различными видами труда по созданию общественного богатства. Мнение меркантилистов об особом значении драгоценных металлов, денег ошибочно. Если целью служит накопление денег и они останутся лежать без движения, то это приведет к тому, что сократится количество изделий или сооружений, которые можно было бы произвести или купить на эти деньги1.

    Парадокс или сущность рыночного механизма состоит в том, что частный интерес и стремление к собственной выгоде приносит пользу обществу, обеспечивает достижение общего блага. В рыночной экономике (в рыночном механизме) действует «невидимая рука» рыночных сил, рыночных законов.

    В XVIII в. был широко распространен предрассудок, согласно которому любое действие, совершаемое ради частного интереса, по одной этой причине идет вразрез с интересами общества. Даже сегодня некоторые представители идей социализма утверждают, что свободная рыночная экономика не может служить интересам общества. Смит снял с себя бремя доказательств и создал постулат: децентрализованная, атомистическая конкуренция в определенном смысле обеспечивает «максимальное удовлетворение потребностей». Несомненно, Смит не дал полного и удовлетворительного объяснения своему постулату. Иногда даже может показаться, что этот постулат держится только на соображении о том, что степени удовлетворения индивидуальных потребностей поддаются арифметическому сложению: если, имея полную свободу, каждый добивается полного удовлетворения индивидуальных потребностей, то общий режим максимальной свободы обеспечит максимальное удовлетворение потребностей общества.

    Но на самом деле, пишет М. Блауг, Смит дал гораздо более глубокое обоснование своей доктрины «максимального удовлетворения потребностей»1. В седьмой главе книги I он показал, что свободная конкуренция стремится приравнивать цены к издержкам производства, оптимизируя распределение ресурсов внутри отраслей. В десятой главе книги I он показал, что свободная конкуренция на рынках факторов производства стремится уравнивать «чистые преимущества этих факторов во всех отраслях и тем самым устанавливает оптимальное распределение ресурсов между отраслями». Он не говорил о том, что различные факторы будут в оптимальных пропорциях сочетаться в производстве или что товары будут оптимально распределяться между потребителями. Он не говорил и о том, что экономия от масштаба и побочные эффекты производства нередко мешают достижению конкурентного оптимума, хотя существо этого явления отражено в рассуждениях об общественных работах. Но он действительно сделал первый шаг к теории оптимального распределения данных ресурсов в условиях совершенной конкуренции, что особенно интересно в свете рассматриваемого нами вопроса.

    Другими словами, «невидимая рука» независимо от воли и намерений индивида — «экономического человека» — направляет его и всех людей к наилучшим результатам, выгоде и к более высоким целям общества, оправдывая как бы тем самым стремление человека-эгоиста ставить личный интерес выше общественного. Таким образом, смитовская «невидимая рука» предполагает такое соотношение между «экономическим человеком» и обществом, т. е. «видимой рукой» государственного управления, когда последняя, не противодействуя объективным законам экономики, перестанет ограничивать экспорт и импорт и выступать искусственной преградой «естественному» рыночному порядку.

    Стало быть, рыночный механизм хозяйствования, а по Смиту — «очевидная и простая система естественной свободы», благодаря «невидимой руке» всегда будет автоматически уравновешиваться. Государству же для достижения правовых и институциональных гарантий и обозначения границ своего невмешательства остаются «три весьма важные обязанности». К ним он относит: издержки на общественные работы (чтобы «создавать и содержать определенные общественные сооружения и общественные учреждения», обеспечивать вознаграждение преподавателей, судей, чиновников, священников и других, кто служит интересам «государя или государства»); издержки на обеспечение военной безопасности; издержки на отправление правосудия, включая сюда охрану прав собственности.

    Итак, «в каждом цивилизованном обществе» действуют всесильные и неотвратимые экономические законы, — в этом лейтмотив методологии исследования А.Смита.

    Непременным условием для того, чтобы экономические законы действовали, является, по убеждению А.Смита, свободная конкуренция. Только она, считает он, может лишить участников рынка власти над ценой, и чем больше продавцов, тем менее вероятен монополизм, ибо «монополисты, поддерживая постоянный недостаток продуктов на рынке и никогда не удовлетворяя полностью действительный спрос, продают свои товары намного дороже естественной цены и поднимают свои доходы…» 1. В защиту идей свободной конкуренции А.Смит осуждает исключительные привилегии торговых компаний, законы об ученичестве, цеховые постановления, законы о бедных, полагая, что они (законы) ограничивают рынок труда, мобильность рабочей силы и масштабы конкурентной борьбы. Он также убежден, что как только представители одного и того же вида торговли и ремесла собираются вместе, их разговор редко не заканчивается «…заговором против публики или каким-либо соглашением о повышении цен»2.

    Справедливости ради следует заметить, что его собственная вера в преимущества «невидимой руки» меньше всего связана с соображениями об эффективности распределения ресурсов в статических условиях совершенной конкуренции. Децентрализованную систему цен он считал желательной потому, что она дает результаты в динамике: расширяет масштабы рынка, умножает преимущества, умножает преимущества, связанные с разделением труда, – короче, работает, как мощный мотор, обеспечивающий накопление капитала и рост доходов.

    Одна из стержневых идей, положенных Смитом в основу развиваемой им системы, — теория стоимости и цены. Он утверждал: «Труд является единственным всеобщим, равно как и единственно точным, мерилом стоимости»3. Стоимость, по Смиту, определяется затраченным трудом, и не одного конкретного человека, а средним, необходимым для данного уровня развития производительных сил. Смит отмечал равнозначность всех видов производительного труда, участвующих в создании стоимости.

    Рассматривая проблему ценообразования и сущность цены, Смит выдвинул два положения.

    Первое гласит: цена товара определяется затраченным на него трудом. Но данное положение, по его мнению, применимо лишь на первых ступенях развития общества, в «примитивных обществах». И Смит выдвигает второе положение, согласно которому стоимость, а значит и цена складываются из затрат труда, прибыли, процента на капитал, земельной ренты, т.е. определяются издержками производства.

    «Например, в цене хлеба одна ее доля идет на оплату ренты землевладельца, вторая — на заработную плату или содержание рабочих… и третья доля является прибылью фермера». Окончательного выбора между этими двумя концепциями Смит не сделал; его последователи, сторонники и противники могли придерживаться и первой, и второй концепции.

    Вторая трактовка связана с попыткой Смита перейти от анализа простого товарного производства («примитивного общества») к рассмотрению товарно-капиталистического производства, в котором истинным источником стоимости перестает быть живой труд.

    Раньше средства труда принадлежали работнику. В обществе, предшествовавшем накоплению капиталов и обращению земли в частную собственность, соотношение между количествами труда, необходимыми для приобретения разных предметов, было, по-видимому, единственным основанием, которое могло служить руководством для обмена их друг на друга. Весь продукт труда принадлежит работнику и количество затраченного труда представляет собой единственную меру цены.

    В дальнейшем по мере накопления капиталов положение меняется. Стоимость товаров распадается на две части, одна из которых — заработная плата, другая — прибыльна капитал.

    «При таком положении вещей работнику не всегда принадлежит весь Продукт его труда. В большинстве случаев он должен делить его с владельцем капитала, который нанимает его. В таком случае количество труда, обычно затрачиваемого на приобретение или производство какого-либо товара, не является единственным условием для определения количества труда, которое может быть куплено или получено в обмен на него»
    1.

    Экономические понятия, категории, положения, развиваемые Смитом в его труде, как правило, взаимосвязаны. Стоимость создается только производительным трудом. Разделение труда — главная предпосылка повышения его производительности, увеличения богатства.

    Смит стремился уточнить, упорядочить терминологию. От него вошли, к примеру, в обиход такие категории, как производительный и непроизводительный труд, основной и оборотный капитал, «естественная» и «рыночная» цена.

    Смит считал, что рынок необходимо оградить от внешнего вмешательства. В связи с этим он полемизировал и с меркантилистами, и с физиократами, в частности, с Кенэ.

    «Некоторые глубокомысленные врачи думали, что для здоровья; политического организма необходимы строгий режим диеты и регламентация», — иронизирует Смит. «Он, по-видимому, не помышлял, что в политическом организме естественное усилие, прилагаемое каждым человеком для улучшения своего положения, является принципом предохранения, способным предупредить и исправить во многих отношениях дурные действия какой-нибудь политической экономии, до известной степени пристрастной и стеснительной»2. Она «запаздывает со своими мероприятиями» и не может остановить прогресс нации. Естественный строй стесняют «сотни нелепых преград», воздвигаемых «безрассудством человеческих законов», но он преодолевает их.

     

     

    3. Значение идей Адама Смита для современности

     

    Интерес к творческому наследию Адама Смита, который испытывают сегодня экономисты практически всех цивилизованных стран, свидетельствует о том, что многие из экономических идей  Смита,   высказанных им на заре капиталистического производства, сохраняют свою актуальность и сегодня. В их числе прежде всего — проблема взаимоотношения государственной власти и монополий, отношение к принципам экономического невмешательства, политике меркантилизма.

    По мнению западных специалистов, центральная тема «Богатства народов», которая заслуживает безусловного внимания сегодня — создание такого социального порядка, при котором  индивидуум, стремясь удовлетворить свой собственный личный интерес, неизбежно будет заботиться о благе и удовлетворении интересов всего общества, то есть. актуальность идей Адама Смита обусловлена, прежде всего, разработкой общей экономической теории, в частности – проблем монополистических и правительственных субсидий и возможностей централизованного экономического планирования.

    Субсидии государства и капиталистических ассоциаций –  принципиальная тема, сформулированная в «Богатстве народов». Смит, как уже неоднократно отмечалось, отстаивает тезис, в соответствии с которым страна, действительно заботящаяся о преумножении собственного богатства, должна создать такие законодательные рамки, которые смогут обеспечить условия максимальной экономической свободы для каждой личности и любого производителя.

    Именно личный интерес должен способствовать вступлению индивидов в обменные отношения друг с другом и таким образом способствовать общему прогрессу рыночных отношений.

    В то же время, по наблюдениям Адама Смита, на пути к гармоничному совпадению интересов частных лиц и социально желательных целей неизбежно возникает такое препятствие, как во многих случаях противоречивые сиюминутные экономические интересы государства и капиталистических монополий.

    Критика монополий в «Богатстве народов» складывается главным образом из трех основных компонентов. Первое критическое направление связано с утверждением автора о том, что высокие рыночные цены, монопольно устанавливаемые объединениями капиталистов, уменьшают благосостояние потребителей.

    Эта ситуация влечет за собой такие негативные последствия,  как неэффективное в целом управление экономикой, в котором Адам Смит видит второй повод для критики в адрес монополий. «Монополия – враг хорошему управлению, которое никогда не может быть универсальным,» – писал Смит. Это означало, что управление экономикой в условиях свободной конкуренции не может одновременно удовлетворить интересы как монополистов, так и массы мелких предпринимателей, которые вынуждены тем не менее обращаться за помощью к государству в целях самозащиты.

    Третье направление критики в адрес монополий в исследовании Адама Смита связано с общим   утверждением о том, что деятельность монополий ведет к стихийному обогащению одних личностей в ущерб интересам других, обостряя тем самым имущественную и социальную дифференциацию в обществе. В соответствии с представлениями автора, развитие капиталистических монополий  — идеальное для общества в целом и всех ее граждан в отдельности  —  можно  было обеспечить только при помощи правительства.

    Анализ произведения Адама Смита показывает, что он различал капиталистические монополии трех видов. Первый из них – это монополия возникшая на почве политики меркантилизма, проводимой Англией в отношениях с ее колониями. Цель этой политики заключалась в монополизации колониальной торговли.  

    В качестве монополий второго вида Адам Смит рассматривал гильдии («корпорации») производителей, которые имели исключительное право на производство определенной продукции.  Регулировать деятельность таких монополий, по мнению Адама Смита, необходимо было законодательно, но сохраняя при этом заботу об интересах свободного предпринимательства. Подобные утверждения «классика буржуазной политэкономии» сегодня находят подтверждение в непрерывных дебатах по поводу тех границ экономического вмешательства, которые могло бы позволить себе правительство с целью увеличения или ограничения монополистической мощности объединений.

    Не трудно заметить, что определенная непоследовательность в изложении экономических концепций – критика политики меркантилизма, с одной стороны, и пропаганда необходимости законодательного регулирования монополистических устремлений, с другой стороны – позволяет сегодня апеллировать к идеям Адама Смита сторонникам как первого, так и второго. В частности, в качестве аргумента в поддержку своих воззрений сторонники регулируемой экономики приводят утверждение Смита о том, что любая форма монополии ведет к увеличению цены на производимый ею продукт.

    Второе  важнейшее направление изучения теории Адама Смита – необходимость, возможности и масштабы централизованного экономического планирования.  Интерес к этой теме особенно ярко проявляется в периоды экономических спадов и депрессии рыночной экономики.

    Как уже неоднократно упоминалось, Адам Смит в своем «Богатстве народов» отстаивает ту точку зрения, что достижение социально желательных целей легче всего может быть осуществлено не посредством централизованного экономического планирования, но в результате реализации хозяйственных планов частных лиц, наилучшим образом ориентирующихся в проблемах своего собственного экономического выживания.

    Именно эти воззрения Смита используются противниками государственного вмешательства в экономику в дебатах по вопросу о возможном влиянии правительства на капиталовложения частных лиц и размерах этого влияния. Так, например с США они критикуют  правительственные акты, направленные на поддержку  выгодного для экономики страны в целом размещение частного капитала и выраженные в регулировании величины ссудного процента на вложенный капитал в зависимости от социальной значимости того или иного вложения.

    Опираясь на доводы Адама Смита противники государственного регулирования экономики критикуют также налоговое законодательство, предусматривающее различные тарифы для различных видов дохода на капитал. В поле возникающих на этом фоне дискуссий оказывается также и такая затрагиваемая Адамом Смитом проблема, как замена рынка организованным централизованным распределением совокупного дохода общества. Рыночная экономика ни одной цивилизованной страны не может сегодня обойтись без вмешательства государства в систему распределения, которое выражается в установлении налогов на доход, недвижимость, выплате пособий по безработице и т.п.

    Наконец, одна из важнейших с точки зрения автора «Богатства народов» проблем, не утратившая актуальности до сих пор — необходимость установления и закрепления прямой зависимости между мерой труда работника и вознаграждением за его труд.

    Все выше сказанное доказывает, что экономические идеи Адама Смита не случайно столько времени волную умы ведущих экономистов человечества и – более того — требуют пристального внимания к себе на всех этапах развития капиталистического способа производства.

    Многие современные исследователи творческого наследия Адама Смита отмечают, что недооценка его воззрений и недостаточный интерес к ним в настоящее время связаны главным образом с многочисленными вульгарными модификациями основных идей классика, созданными его последователями. Критика экономических воззрений Адама Смита также обращена не столько к первоисточнику, сколько к его последующим не слишком щепетильным трактовкам.

    Между тем, как показывают многочисленные международные семинары, посвященные обсуждению творческого наследия Адама Смита, многие идеи «классика буржуазной политической экономии» не утратили своей актуальности и могут быть эффективно использованы в условиях не только едва зарождающейся, но и весьма развитой рыночной экономики.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Заключение

     

    Таким образом, в работе проведен биографический анализ творческого пути Адама Смита как родоначальника классической школы. Труд Смита характеризуется удивительной простотой и четкостью изложения. Но в этом и удобство, и сложность. Чтобы постичь существо смитовских идей, требуется время, неторопливое размышление, не один раз приходится возвращаться к прочитанному.

    В работе рассмотрены следующие вопросы: трудовая теория стоимости и разделение труда; «невидимая рука» рыночных сил; «экономический человек» по Смиту; два подхода к образованию стоимости; принцип экономической свободы; роль государства и принципы налогообложения.

    Подводя краткое резюме, попытаемся выделить основные положения труда, ставшего для Смита главным итогом его творческой жизни.

    В отличие от физиократов, которые считали, что экономический строй — это система, которую должен открыть творческий ум, а властитель утвердить, Смит исходит из того, что ни изобретать, ни создавать хозяйственный строй нет необходимости, такой строй существует, и в этом лежат мотивы и стимулы хозяйственной деятельности, основополагающие принципах рыночного механизма

    Ученый распознает и описывает его механизм, составные элементы и отношения. В основе хозяйственного механизма находится и действует «экономический человек». В погоне за собственной выгодой он направляется «невидимой рукой» к достижению такого результата, который и не входил в его намерения. Преследуя собственный интерес, человек способствует общей выгоде.

    Свободе экономической деятельности индивидуумов не надо препятствовать, не следует ее строго регламентировать. Смит выступает против излишних ограничений со стороны государства, он за свободу торговли, в том числе внешней торговли, за политику фритредерства, против протекционизма.

    Теория стоимости и цены разработаны как исходные категории в общей теоретической системе экономической науки. Основной труд Смита отличают многоплановость рассматриваемых проблем, их систематизация, с одной стороны, реализм, практическая значимость многих положений — с другой.

    Общий творческий замысел Смита был весьма обширен. Ученый хотел создать всеобъемлющую теорию человека и общества. Первую часть составила «Теория нравственных чувств». Эта работа была опубликована, в ней проводится идея равенства, обязательность принципов морали для всех членов общества. Вторая часть замысла — «Богатство народов». Эта работа сложилась в известной мере из лекций, прочитанных профессором в университете в Глазго. Третью часть должна была составить «История и теория культуры (науки, искусства)». Она так и не была написана, а подготовительные записи, наброски, материалы были уничтожены.

    Вероятно, многоплановость, широта замысла способствовали успеху экономического труда.

    Влияние Смита сказалось не на одной школе, практически оно коснулось нескольких направлений: и рикардианской школы (трудовая теория стоимости); и тех школ и отдельных экономистов, которые разрабатывали проблемы цены и ценообразования на основе соотношения спроса и предложения (школа Маршалла) или на основе потребительной ценности товаров (австрийская школа); и тех, кто исследовал влияние и взаимодействие факторов производства (Сэй). Концепция свободы торговли нашла свое теоретическое обоснование в теории сравнительных издержек, согласно которой разделение труда в сфере международного обмена служит важнейшей предпосылкой повышения производительности и получения экономической выгоды. «Богатство народов» находилось в центре внимания и противников классической школы, выступивших против чрезмерной формализации экономической науки (историческая школа, институционализм).

    Главной же заслугой А. Смита, экономиста мануфактурного периода, стало создание первой целостной экономической системы на основе суммы знаний, которые были накоплены к тому моменту общественного развития. И рассматривая работы А. Смита с высоты нашего времени, мы отдаем должное той грандиозной работе, которую он проделал и плодами которой мы пользуемся по сей день. Поэтому мы можем с полным основанием назвать А. Смита классиком экономической мысли.

    Однако А. Смит не завершает развития классической школы. Он выступил со своим главным экономическим произведением непосредственно накануне промышленного переворота. Объектом исследования А. Смита был капитализм, еще не получивший своей адекватной производственно-технической базы в виде машинной индустрии. Это обстоятельство в известной мере и обусловило относительную неразвитость самой экономической системы А. Смита. Но теория послужила исходным пунктом для последующего развития в трудах Д. Рикардо, а затем и других великих экономистов.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Список использованных источников

     

    1. Агапова И.И. История экономических учений. –М.: ВиМ, 2006.
    2. Адам Смит и современная политическая экономия / Под ред. Н. А. Цаголова, М., 1979
    3. Аникин А. В. Адам Смит. М., 1968.
    4. Афанасьев В. С. Этапы развития буржуазной политической экономии (очерк теории). 2-е изд. М., 1985.
    5. Бартенев С.А. История экономических учений. –М.: Экономистъ, 2003.
    6. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М., 1994.
    7. История экономических учений / Под ред. В. А. Жамина. М., 1989.
    8. История экономических учений / Под ред. В.Автономова, О.Ананьина, Н. Макашевой. М., 2007.
    9. История экономических учений / Под ред. А.Г. Худокормова. М., 2005.
    10. История западной экономической мысли / Под ред. А.Н. Марковой. –М., 2000.
    11. Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. М., 1981.
    12. Кондратьев Н.Д. Избранные сочинения. М., 1993.
    13. Кучеренко В. Экономика — сложный оркестр. Где и кто фальшивит? // Российские вести. 9 февраля 1996.
    14. Реуэль А. Л. История экономических учений. М., 1972
    15. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1962.
    16. Шумпетер Й. История экономического анализа. М., 1999.
    17. Ядгаров Я.С. История экономических учений. М., 2004.

     

     

    Приложение

     

    Факторы богатства по А. Смиту

     

    021915 0126 2 Адам Смит – великий экономист021915 0126 3 Адам Смит – великий экономист

    021915 0126 4 Адам Смит – великий экономист021915 0126 5 Адам Смит – великий экономист

    021915 0126 6 Адам Смит – великий экономист021915 0126 7 Адам Смит – великий экономист021915 0126 8 Адам Смит – великий экономист021915 0126 9 Адам Смит – великий экономист021915 0126 10 Адам Смит – великий экономист021915 0126 11 Адам Смит – великий экономист021915 0126 12 Адам Смит – великий экономист021915 0126 13 Адам Смит – великий экономист021915 0126 14 Адам Смит – великий экономист021915 0126 15 Адам Смит – великий экономист021915 0126 16 Адам Смит – великий экономист021915 0126 17 Адам Смит – великий экономист021915 0126 18 Адам Смит – великий экономист021915 0126 19 Адам Смит – великий экономист021915 0126 20 Адам Смит – великий экономист021915 0126 21 Адам Смит – великий экономист

Комментирование закрыто.

Вверх страницы
x